Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

6 страниц V  < 1 2 3 4 5 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Книга Братьев
Виндальв
сообщение 27.12.2009, 16:02
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник |  Навыки:8/8 8/8 8/8
Сообщение #41
  


Староста Ремесленной Группы
****

Группа: Совет
Сообщений: 417




Инженер - специалистОрден Каменного сердца 3-й степениЗнак хирдмана

 
 
Сказ о Виндальве

Уроженец маленького изолированного поселения в Железных холмах, Виндальв с юношества был увлечён мечтами о величии своего народа. Престарелый сказитель поселения нечасто пел о славных делах прошлого, о битвах, высоких чертогах и великих царствах подгорного народа. У племени рудокопов, кузнецов и торговцев, больше ста лет назад отселившихся от неспокойного народа владыки Даина, больше в чести были рассказы об удачливых и смекалистых купцах, обводящих вокруг пальца бестолковых соседей-людей, а то и зазнаек-эльфов. Не раз случалось Виндальву получить от старшего по шее за просьбу спеть о битве в Азанулбизар. Никто не хотел вспоминать, отчего случился раздор среди тех, что ушли на юг по зову Наина и вернулись обратно уже без него и не все. Строптивый отрок отрывался от наковальни ради занятий с оружием чаще, чем следовало будущему мастеру мирного поселения. Он предпочитал оттачивать мастерство на воинском снаряжении и доспехах, а не на том, что с большей охотой покупали у торговцев поселения окрестные людские племена, по большей части лесорубы и пахари. Настырность, с которой молодой парень переводил добрую сталь на никому не нужные тяжёлые брони вызывала родительский гнев и косые взгляды соседей.
В искреннем гневе ударив об стену молотом, юный Виндальв безнадёжно испортил отличный инструмент когда узнал, что совет старейшин решил не присоединяться к походу Даина к Одинокой Горе. Глупость, жадность и безрассудство, говорили они. А он ещё не мог понять пренебрежение во взгляде покрытого пылью гонца, принесшего весть о гибели Смауга и призыв Даина идти походом на Эребор. Гонец не стал дожидаться ответа и, как оказалось, не зря. Как же так? Ведь не всегда ж так было! Отец любил вспоминать, что род их не уступил бы древностью роду Даина. Что предки их были из древнего Тумунзахара, и что если в роду их не было царей, то отличных мастеров в нём было на зависть каждому! Так как же можно не поднять руки в защиту того, что было славой народа Дарина многие поколения? Их предки строили чертоги Эребора, как можно не воспользоваться возможностью и не бороться за наследие дедов?
За разбитый молот и неподобающие речи он был наказан отцом, но не смирился, после чего был приведён предстать перед советом старейшин. Народ Эребора был велик и знаменит работами своих мастеров, говорили они, а не тем, что в «героической» битве с драконом погибли две трети жителей Одинокой горы. Не биться должно, но созидать. А это можно делать и здесь, в Железных Холмах, где теперь дом нашего клана. Нет нужды бросаться в драку неведомо куда по чьему-то зову и ни за что рисковать жизнями хороших мастеров, как это случилось сто сорок две зимы тому у врат потерянного Кхазад Дума.
Мудрость старейшин несомненна и не знает границ, и не годилось отроку перечить старшим. Виндальв смолчал и покорился. Он не стал молчать тридцатью годами позже, когда отец не вернулся с ярмарки, потому что горцы сочли цену гномьих товаров чрезмерной и решили вернуть своё золото обратно, подождав караван гномьих торговцев на лесной дороге. Горцев отогнали, но отец Виндальва и его возница, возглавлявшие караван, не дожили до заката, сражённые предательскими стрелами. Едва вырезав последнюю надпись на надгробной плите усыпальницы, Виндальв стал требовать мести кварным горцам и обезумел от ярости, когда совет старейшин решил уладить дело миром и требовать с горцев виру золотом на следующей ярмарке, а до того не торговать с ними. В гневе забыв себя, Виндальв позволил себе крайне непочтительные речи и собрался мстить в одиночку, но был схвачен, бит и брошен в старую угольную камеру. За безобразную свою выходку его отстранили от кузни и приставили к воспитательной работе на расчистке рудника от щебня и пустой породы. Что ж, воспитание, так воспитание. Хороший урок терпения может быть полезен...
Молчаливый от природы, Виндальв безразлично принял известие о том, что горцы заплатили виру. Не заинтересовало его и то, что ему, как провинившемуся, не полагается его доля золота, которой по справедливости распорядится совет. Зато глаза его загорелись тёмным огнём, когда он услышал, как старшина цеха рудокопов просил рудного мастера не жалеть тяжёлой и по возможности бессмысленной работы для воспитуемого, неуёмный дух которого надобно сломать, да побыстрее. Сломать? Поглядим... Сломав в ту же ночь засов на двери каморки проходчиков, Виндальв сбежал и отправился куда глаза глядят. Его глаза глядели в прошлое, тщась узреть подлинное величие народа гномов. В Эреборе, стране дедов, не будут рады пришельцу из рода отщепенцев, не пришедших на помощь в трудный час. Кхазад Дум во власти тьмы и потерян, быть может, навеки. На закат, к Синим Горам, он обратил свой взор и отправился в путь. Если не повезёт найти там следы великих царств гномов, родного сердцу Тумунзахара, то возможно удастся отыскать там сородичей, всё ещё стремящихся возродить славу древней расы и не боящихся сражаться за неё.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Дварри
сообщение 29.12.2009, 8:01
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник | 
Сообщение #42
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 5





 
 
Глоин сын Рванура из Синих Гор. Самый крепкий и опытный страж своего рода. Его щит на протяжении многих лет защищал Синие Горы от непрошеных гостей, его топор разрубил не одну сотню врагов, но теперь отважного воина родня познает с совершенно другой стороны… Глоин, любящий отец, воспитывающий своего единственного сына. С раннего детства он вкладывал в него все свои знания и умения, в надежде, что когда-нибудь этот молодой гном превзойдет и по силе, и по количеству совершенных подвигов своего отца. Они тренировались каждый день, родня удивлялась, с каким терпением, некогда грозный и могущественный воин, объясняет Дварри все тонкости военного дела. Он никогда не повышал голоса на своего сына и всегда, почти всегда улыбался. Надо заметить, что Дварри довольно быстро учился и очень скоро стал уверенно отражать атаки своего учителя.
Молодой гном рос, и уже мало кому из его знакомых удавалось победить его в честном бою. Дварри казалось, что он всему научился, все умеет и что дальнейшие тренировки не имеют смысла, ведь он и так сильнее любого из его друзей и знакомых, но как же он ошибался…
Однажды Дварри с отцом охотились неподалеку от Синих Гор, день был прекрасный, и удача явна была на их стороне, давно они не добывали такого количества дичи. Их рюкзаки доверху были набиты мясом, а в руках у каждого из них был, внушительных размеров, сверток превосходных шкур. Гномы уже направлялись домой, как вдруг Дварри заметил, на тропинке уходящей куда-то к вершине горы, добротного вепря, тот рыл мордой снег, жадно всасывая ноздрями запахи, в надежде отыскать чего-нибудь съестного. Молодой гном остановился, медленно положил сверток со шкурами на землю и достал топор. Глоин, увидев это, замедлил шаг и с улыбкой стал наблюдать за сыном. Дварри медленно продвигался в сторону вепря, когда расстояние не превышало 10 шагов, он занес свой топор над головой и с силой метнул его в животное, целясь в шею, но промахнулся и попал в бочину. Вепрь завизжал от боли, алая кровь брызнула на снег, животное заметалось по сторонам и помчалось по тропинке вверх, к вершине горы. К несчастью, топор Дварри, нанеся смертельную рану животному, застрял в нем. Недовольный собой гном побежал за зверем, но догнать его оказалось не так-то просто и вскоре животное скрылось из виду. По отчетливым следам крови на снегу Дварри быстро зашагал вверх по склону. Теперь его волновал не столько зверь, сколько подаренный отцом топор. Глоин, подобрал брошенную сыном поклажу и не спеша направился за ним. Вскоре след привел Дварри к пещере, он на секунду замешкался, но быстро пришел в себя и, подобрав с земли крепкую палку, шагнул в полумрак. Пройдя несколько десятков шагов, он услышал пронзительный визг вепря и позабыв обо всех мерах предосторожности, которым учил его отец, Дварри ринулся вперед. Пробежав очередной поворот, он выскочил в большую «комнату», яркий свет костра резанул по глазам и он не сразу смог понять, что происходит. Последующие несколько секунд в голове молодого гнома промелькнуло сотня, тысяча мыслей. Чувство ужаса сменялось чувствами отвращения и презрения. Он стоял перед десятком гоблинов, уродливыми мелкими тварями, с особой жестокостью раздирающими плоть вепря. В руках одного из них Дварри заметил свой топор. К несчастью, этих нескольких секунд вполне хватило, чтоб гоблины заметили гнома. Суета над тушей вепря прекратилась, гоблины стали выпрямляться, настолько насколько им позволяли это сделать уродливые горбы и ржавые пробитые железки, когда-то бывшие доспехами. Все взгляды были направлены на растерянного гнома, который твердо решил дать бой, каким бы не был его исход. Пауза. Гном стоял и смотрел в многоликие глаза собственной смерти, он прекрасно понимал, что победить десяток гоблинов, вооружившись одной лишь палкой, у него не получится. Именно в этот момент он тысячу раз пожалел, что не тренировался еще больше, что не вспомнил, когда это было необходимо, наставления отца и что промахнулся, метнув топор в вепря. Его мысли прервал режущий слух, противный вопль одного из гоблинов, они занесли над головами свое оружие и бросились на гнома.
«Ну что ж, наступило начало конца молодого глупого гнома, но конец этот будет таким, что о нем сложат песню в родном чертоге…» – подумал Дварри, вставая в боевую стойку и перехватив палку поудобнее.
Первый добежавший до него гоблин упал на холодный пол пещеры с раздробленной головой, эта картина немного напугала оставшихся, они стали зажимать гнома в кольцо. Дварри яростно размахивал палкой в воздухе, всем видом давая понять, что настроен решительно. Еще двое кинулись на него с боков, один из них был вооружен топором гнома. Но уроки Глоина не прошли даром, Дварри ловко увернулся от удара топора и, схватив гоблина за руку, вывернул ее так, что тот заверещал от боли, а в руке что-то громко хрустнуло. Топор вернулся к своему законному владельцу. Тело второго, бежавшего на Дварри, упало отдельно от головы рядом с корчившимся от боли в сломанной руке уродцем. Кольцо замкнулось. Молодой гном был окружен со всех сторон. Гоблины что-то кричали, размахивали ржавым оружием, это сбивало Дварри с толку, он не мог сосредоточиться. Растерянно вертясь по сторонам, он пытался определить, откуда ждать следующего удара. Гоблин, стоящий напротив него, с криком помчался на гнома. Дварри сфокусировался на цели и не заметил, что две других твари приближались со спины. Отразив атаку нападавшего на него гоблина, Дварри нанес ответный удар, разрубив стоящую перед ним мерзость на две половинки, и тут он, почувствовав зловонное дыхание, развернулся. Тварь стояла, не двигаясь, совсем рядом, почти вплотную к гному, но на ее морде читалась не ярость, а ужас. Туша этого гоблина начала заваливаться на Дварри, тот отскочил и увидел охотничий нож отца, торчащий из затылка убитого. Появилась надежда. Дварри поднял глаза и увидел что Глоин сын Рванура добивает корчившегося в муках гоблина. За то время пока Дварри стоял спиной к коридору, выходящему на горную тропу, Глони уложил четверых, включая того, что чуть не упал на молодого гнома. Двое оставшихся гоблинов с воплями бросились в щель, прорубленную в стене. Дварри было бросился за ними, но отец остановил его. Тихо. Даже слишком тихо. Два гнома стояли друг напротив друга и молча вслушивались в тишину. Раздался крик. Один, еще один, через секунду вся пещера наполнилась звуками, доносившимся из узкого прохода в стене. Не получалось определить точное количество тварей, но было понятно, что их значительно больше, чем сидело у костра.
– Беги! Я приказываю тебе, Дварри сын Глоина, беги! – Глоин явно не шутил, всем видом он показывал, что если ослушаться, то он своими руками выбьет дух из тела сына. – Беги и приведи помощь, я их задержу!
Дварри было замотал головой, не желая оставлять отца одного, но тот грубо схватил сына за грудки и швырнул в сторону выхода. Молодой перепуганный гном бросился к выходу, еще никогда ему не было так страшно, страшно за отца. Ему повезло, он встретил четверых охотников у того самого места, где ранил вепря. Прошло совсем немного времени, когда они добежали до места, но было уже поздно… Глоин лежал в луже крови, утыканный стрелами и с огромной рубленной раной, проходящей через всю могучую грудь гнома. Вокруг него повсюду валялись трупы гоблинов. Немой ужас охватил Дварри сына Глоина, слезы текли из его глаз, он склонился над трупом отца и беззвучно смотрел в его еще румяное лицо. Тот как всегда улыбался…
После того случая пещеру исследовали от и до, но так и не нашли, откуда в ней появились гоблины. Вход в нее завалили, а тот район стали периодически патрулировать. Глоина похоронили со всеми почестями героя, о нем сложили не одну песнь. И во время похорон Дварри сын Глоина из Синих Гор дал клятву на могиле отца о том, что отомстит за смерть и боль причиненную его роду, он будет убивать приспешников тьмы до тех пор пока его дух не покинет великие просторы Средиземья. Дварри по сей день молод и горяч, но в его 60 зим он нашел и перебил больше гоблинов и орков, чем многие из его рода за всю свою жизнь.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Тарори
сообщение 11.1.2010, 10:23
Раса:Гном    |  Ремесло:Оружейник | 
Сообщение #43
  


Стажер


Группа: Послы
Сообщений: 13





 
 
Родился в подгорных залах Белых Гор, в суровые времена Третьей Эпохи, по людскому летоисчеслению 14 ноября 2951 года. Этот год был тревожным для свободный народов, и сулил немало больших бед. Темный Властелин открыто объявил о своем возвращении, накапливая силы в Мордоре. Но в наших краях все шло своим чередом. Рос я в немногочисленной семье искусных ремесленников. Свое звонкое имя получил в наследство от деда, бесстрашного воителя. В молодости он участвовал в долгой войне с гоблинами Туманных Гор и уцелел после сражения у врат Мории, также известной как битва при Азанулбизаре. И без того наш род был весьма знаменит среди гномов из-за того, что когда-то в древности прославленный кузнец из Тумунзахара по имени Тельхар состоял в близком родстве с нашими дальними предками. С тех давних пор, переходя от отца к сыну, в нашей семье сохранилась бесценная реликвия, стальной топор Газардул. Как утверждает та малая часть спасенных после падения Казад-Дума хроник, это один из тех немногих топоров, что в давние времена выковал великий кузнец. Оружие – образец тонкой работы, было изготовлено из очень крепкой стали, схожей по прочности с самим мифрилом. Ученик Гамил Зирака умело подобрал для своего творения крайне редкие руды, залежи которых нынче уже не отыскать в Средиземье.
Получив наследство от покойного деда, мой отец Лони Седобород, обзавелся собственной тайной кузницей в глубине гор, в надежде раскрыть тайны величайших кузнецов. Потому с самого рождения мне была уготовлена судьба кузнеца. Но не просто знатока кузнечного ремесла, которым владеют все гномы, отец ожидал от меня великих творений, достойных не менее великих прародителей. С ранних лет мне приходилось проводить весь день в кузнице, работая с металлом. Под руководством неугомонного родителя я неплохо научился выплавлять руду и ковать сталь. Но больше всего по душе мне являлось ремесло оружейника. Когда оставалось свободное время, я брал свой топор и уходил изучать боевые искусства с другими гномами.
Шли годы, а отец, обучив меня и двух старших братьев, Агрина и Гармина, всему, что знал сам, так и не раскрыл ни одной из тайн древности. Но как он утверждал, был близок к этой цели, к созданию нового вида прочной стали. В поисках недостающих компонентов и нужного совета от своих давних друзей, опытных рудознатцев, он решил отправиться в Эребор. Агрин и Гармин, ожидая, наконец, повидать Одинокую Гору с радостью двинулись с отцом. Я же на тот момент был еще слишком молод, чтобы пойти с ними. Ничего не оставалось поделать, как ждать своего часа. Стальной топор Газардул навсегда покинул Белые Горы.
Со временем тело мое стало крепче, а борода длиннее. И в один зимний день, собрав все пожитки, я без промедления двинулся в путь к северным горам. Дальнейшее путешествие до Эребора было весьма долгим, поэтому расскажу о нем кратко. В степях Риддемарка мне повстречались воинственные коневоды, о которых ходит немало легенд. Для длительного похода у них я приобрел резвого пони по имени Грунд. Во время пути через земли беорнингов, мне встретился Гримбеорн, сын знаменитого Беорна.
В Эреборе родичи приветствовали на удивление радушно. Мне поведали, что отец уже два года как был в Мории, присоединившись к походу Балина. Агрин стал одним из лучших кузнецов, а Гармин ушел в Железный Кряж. Покидать Одинокую Гору мне тоже не хотелось, и потому остался здесь надолго, зарабатывая на жизнь кузнечным ремеслом. Будучи неплохо владея топором я ,присоединился к отряду Двалина в поход на Эред-Луин . И это было лишь начало моих приключений …


My Signature
Персонаж:Тарори/гном/оружейник/рудокоп/ rp on

Пора в поход нам! Пора домой!
Там, за горами, там под Горой,
Лежит, заклят, великий клад -
Сокровища лежат горой!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Зверг
сообщение 15.3.2010, 8:32
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник |  Навыки:6/6 6/6 6/6
Сообщение #44
  


Летописец
******

Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 905




Знак хирдмана

 
 
Квента Зверга.

Мдаа... Значит, это и есть та самая таверна, в которой подают "настоящее гномье пиво"? Хе-хе... Будем надеяться, что аромат от этого пива перебьет вонь, несущуюся с кухни. Ну что же, садись напротив, друг мой, я угощу тебя обедом, как и обещал. Доставай свои бумажки, и записывай, хотя, клянусь бородой самого старшего из Отцов-Гномов, я не понимаю, почему ты хочешь услышать именно мою историю.
Знаешь что, рассказчик из меня никудышный, примерно как из гоблина менестрель, хе-хе, ты меня лучше спрашивай, а я пока глотну этого пойла, которое здесь почему-то называют пивом.
Сначала хочешь узнать о моей юности? Наверно, думаешь, что я скажу что-нибудь вроде "впитал воинское искусство с молоком матери"? Нет, друг мой, все гораздо проще. Ни отца, ни матери, ни другой родни я никогда не видел и не знаю, в каких чертогах построили свою кузницу мои предки.
Так вышло, что младенцем меня пригрела человеческая семья. Семья местного кузнеца. Не знаю, зачем они меня выкормили, ведь ни одного доброго слова, ни одного ласкового взгляда я от них никогда не видел. Старшие братья всегда старались унизить мальца-гнома, приемные родители нагружали самой тяжелой и грязной работой. Ни дня не проходило, чтобы меня не попрекнули своей "добротой", хотя даже к собакам, которые охраняли дом, они относились лучше, чем ко мне. Да что там, даже имя мое, которое я теперь с гордостью ношу, на их наречии означает просто "гном". Хотя, хе-хе, надолго они запомнят тот день, когда я у них на глазах завязал в узел кочергу, которой меня пытались побить. До сих пор стоят в глазах их испуганные физиономии.
Эххх... Трактирщик, подай-ка еще своего пойла! И моему другу тоже! Пей, историк, или, клянусь самой глубокой пропастью Мории, я не пророню ни слова! Вооот... А говорил, не пьешь.
Ну, слушай дальше. После того случая все изменилось. Я прямо сказал отчиму, что хочу уйти от него, чтобы узнать, где обосновался мой род. Думаешь, он проводил меня до ворот и пожелал счастливой дороги? Плохо ты знаешь людей... Нет, он сказал, что за все годы, что я провел у него в доме, за "стол и постель" я должен ему ни много ни мало - три золотых. И, знаешь, я остался. Остался с тем условием, что я буду работать. Работать у него на кузнице подмастерьем. Это было тяжелое для меня время, но всего лишь за этот год я превзошел своего отчима в мастерстве. Простую кольчугу, которую я сделал ради развлечения, не смог пробить из лука самый лучший охотник селенья... Дальше? А что дальше? Десяток таких кольчуг, и я не только расплатился с отчимом, но и скопил немного деньжат на дальнюю дорогу... Хотя меня не хотели отпускать, видят Валар, ох, как не хотели, даже пытались переломать мне ноги, дескать, без ног кузнец тоже ковать сможет, а вот уйти - нет. Эх-эх-эх... Что? Нет, обошлось без больших разрушений, правда, целитель, которого я потом отправил им из ближайшего города, по слухам, неплохо заработал на их болячках.
Эй, парень! Еще пива! Да не носи ты такими маленькими кружками! Скорее ноги стопчешь, чем я напьюсь! Неси сюда самую большую кружку! Вот эту! Что? Это, по-твоему, маленький бочонок? Тащи его сюда, сейчас разберемся.
Вот, парень, и тогда она мне и говорит: "Всего один золотой, бородатенький, и я..." Что? А! Это, хм, немного другая история. Так вот, через пару месяцев, спасибо добрым людям, добрался я до Чертогов Торина. Пришел покорять столицу, так сказать. Ты был там? Нет? Ну тогда я тебе скажу, что таких "кузнецов", как я, там оказалось по семь бород на кузнецкий горн. Больших трудов стоило устроиться учеником к хорошему мастеру. А если честно, то выиграл я у него спор, вот и пришлось ему учить меня серьезному мастерству. Но он не пожалел об этом, сам мне потом не раз признавался за кружкой эля. Кстати! Трактирщик! Так тебя разтак девять раз через Кольцо Всевластья! Почему пуст мой бочонок? То есть моя кружка! Ик!
Эххх... притомился я немного... Ну что ты какой привязчивый, историк? Ладно, слушай дальше. Сдружился я с одним человеком, именем Аданфан. И товарищ хороший, и собут..., то есть волшебник не из последних. Уговорил он меня попутешествовать по Средиземью, заодно и семью мою попробовать отыскать. Я что? Я гном покладистый. Поклал он меня, значит, нетрезвого, на обоз и отправились мы с ним в Бри. По слухам, мертвяки на местном кладбище очень разбушевались. Ты представляешь? Мертвяки - разбушевались. Наняли нас тогда местные жители успокоить их. То есть упокоить. Да что там упокаивать-то? Ха! Я впереди, друг мой немного поодаль, чтобы я его случаем топориком не зацепил. А если какой мертвяк сзади попробует подойти (а мы, гномы, этого ох как не любим!), то Аданфан чего-то шепнет по-своему, по-волшебному, и откуда ни возьмись, то дерево с ногами, то птица огромная! Не понимаю я, как он это делал, сколько я ни пытался в его книжку подсмотреть, ничего не получилось, только бороду подпалил. Ну бегали мы по этим Могильникам, наверно, неделю, пока главного их не упокоили. Шлем еще унесли от него, вонючий такой, при входе дома моего висит теперь, местных воришек отпугивает.
Дальше? А дальше - почувствовал я, друг мой малахольный, интерес к делу ратному, значит. Во вкус, стало быть, вошел. Взяли мы плату за упокой могильных душ, отковал я нам доспехи помощнее и отправились мы воевать дальше. Наемниками стали, если по-простому. Поспрошали народ местный и прямиком отправились в сторону Пустошей, там тоже неспокойно стало. Вот там нам пришлось попотеть, да... Ивар, Дева, упыри болотные да тролли холмовые. Много полегло братьев по отряду в Пустошах, трижды приходилось нам штурмовать убежище проклятых, прежде чем смогли избавить Средиземье от этой напасти.
Гррр!!! Трактирщик!!! Балрог меня раздери, если я не раскатаю твой клоповник по бревнышку! Почему закуска холодная? Что значит "только пьете"? Ну так разогрей, Палантир тебе в .... ухо!!! Беда с этими кабатчиками - никакого уважения не проявляют к самым почтенным гномам. Чего ты там бормочешь, историк? Давай, затачивай свою палочку пишущую, да слушай дальше.
Вот ты говоришь: подвиги, подвиги... А знаешь, как большинство подвигов совершаются? Думаешь, один на сотню выскочил, и всех зарубил? Нет, историк, из-за таких "подвигов" многие братства отправились к престолу Ауле в полном составе. Подвиг в том состоит, чтобы и самому живым остаться, и врагов побольше зарубить. Видишь, сколько ушей орочьих у меня в мешке? Да ты не бледней; вон, тазик возьми, если поплохело тебе, а то трактирщик верещать начнет. А подвиги свои я так совершал: подкрадываешься к орку какому-нибудь незаметно, и легонечко эдак ТЮК по темечку топориком... Да, вот этим самым... И вовсе он не огромный... Иногда, конечно, бывало, что и мне тюкали. Да, шлем иногда выручает. Но после дюжины таких ударов трудно бывает сосредоточиться на одной мысли. О чем это я? А!
Много мест повидали мы с моим другом, и крепче стали была наша дружба. И со временем только крепчала она. Побывали мы вместе и в дивном городе эльфов заносчивых. Дааа, город, конечно, красивый, вон как раньше строили! Сейчас так уже никто не сможет, утеряны секреты мастерства. И по секрету скажу тебе: многое, очень многое сделано в городе том руками гномов. Чего лыбишься, библиотекарь! Это я тебе как мастер говорю! Сотри с рожи свою усмешку к Назгулу, а то щас как дам табуретом! Как это "нет табурета"? Значит, скамьей получишь! Да ладно, не бледней опять... Хлюпики вы, ученые, лучше бы мускулатуру развивали, вон бычков сколько на выгоне пасется - поднимай, не хочу.
Слушай дальше. Ушли мы из Ривенделла, не понравился нам этот город. Позвали нас друзья наши еще дальше, в Ангмар. Был ты в Ангмаре? Нет? И не суйся, туда тебе в твои тридцать зим рановато соваться, ушами не рискуй. Даже я там крепко отхватил, а мне уже пятьдесят в то время стукнуло. Полгода провалялся, руки ослабли, топор с трудом поднять мог... Была мысль пойти в Чертоги, наставником у молодых поработать, да болезнь отпускать стала потихоньку. Правда, товарищи мои далеко уйти смогли к этому времени, пришлось по следам их идти одному. Долгий путь пришлось одолеть мне. Великую Морию прошел я из конца в конец, а затем вышел в Лотлориен, много услуг оказал эльфам, там живущим. Гордые они, заносчивые, но монеты у них из настоящего золота, врать не буду. Всего пять лет назад ступил я на землю Лихолесья. И, скажу я тебе, вот там воевать - это не здесь пиво хлебать. Только самые сильные и упорные могут выжить на той земле. Даже я, чего скрывать, против пятерых врагов не всегда мог устоять. И отступать приходилось, а как же. Это тебе не девок на речке пугать, хе-хе... А чего покраснел, паря? Вижу, что угадал, да. Небось и в крапиве купаный? Ну ладно-ладно, не красней больше, а то кабатчик подумает, что мы с тобой эти... пироды (тьфу, словечко эльфийское), или как их там…
Ну ладно, давай по последней, а то язык уже не ворочается, завтра утречком в путь отправимся, а в дороге я тебе для твоей тетрадочки еще что-нибудь расскажу. Ээээ, да ты, паря, уже носом в стол уткнулся? Мдаа, вам бы, библиотекарям, только водичку подкрашенную цедить…. Ну, ты спи, а я пока загляну в твои записи… Интересно, прости Торин, что ты там записал про меня… Хммм… Что-то маловато за вечер. Всего два слова. И крупно-то как...
ЧТО? ЭТО Я – ПЬЯНИЦА И БАЛАБОЛ?
БАРУК-КАЗАД!!!


My Signature
Зверг - страж 65 (бронник-родич, портной Т6), Звергус - менестрель 33 (ювелир-родич, повар Т6), Звергиус - охотник 35 (варит шкуры т6, строгает палки т4), Звергрим - ХР 45 (сажает репу Т6, изучает свитки Т6)
... В инстансе танки грохотали,
И Братство шло в последний бой.
А молодого менестреля
Несли с пробитой головой....
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Трорфи
сообщение 14.4.2010, 14:14
Раса:Гном    |  Ремесло:Лесничий |  Навыки:3/3 4/4 1/1
Сообщение #45
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 6





 
 
История гнома Блэймура.

Однажды, в Эред Луине, молодой гном Блэймур, мечтающий стать ювелиром отправился к известному мастеру, который за десять лет, проведенных в Синих Горах уже успел снискать себе славу и титул лучшего огранщика среди гномов и эльфов Келондима, которые часто приходили к нему с заказами.

Семьи у Блэймура не было, однако он не сожалел об этом, когда он думал об этом, в его душе словно образовывался вакуум. Блэймур сам не помнил своего детства, помнил только холодные мерцающие стены какой-то пещеры и камни с рунами. Камни с рунами успокаивали его и, когда его юношей нашли спящем на камне подле оплота гномов, вокруг него было раскидано множество пергамента с рисунками этих камней. Блэймура лихорадило и все думали, что он умрёт от болезни, однако через неделю, лежа во врачевальной Чертогов, он вдруг очнулся и просто спросил: "Где я?". Выслушав все от ошарашенных гномов, он попросил поесть и отправился к казначею. Гном попросил взаймы золота и, попросив местных зодчих о помощи, построил себе каменный дом на поверхности неподалёку от входа в гномьи Чертоги. Позже во дворе своего дома он, повинуясь странному инстинкту, раскопал залежи драгоценных камней. От природы Блэймур был очень практичным и, спрятав свою находку, он стал понемногу вывозить добытые камни на ярмарку в разные поселения людей. Отдав все долги, на заработанные деньги он нанял отряд других наугримов и отправился на новые раскопки неподалеку от Гондамона. Там он провел месяц, находя камни благодаря своему странному чутью, на которое другие гномы просто удивленно качали головами..

Во время раскопок наугримы Блэймура понесли потери. Часто гномов окружали гоблины и утаскивали в горы, когда те задерживались на постах до темноты. Испуганный Блэймур уже хотел возвращаться обратно в Чертоги, но один необыкновенный случай изменил, возможно, всю его дальнейшую жизнь.

Из дневников Блэймура, раскопки, десятый день.

До полудня работали лихо. Я даже выпил эля из своего запаса на черный день. Ближе к вечеру решил прогуляться, солнце ещё не село, думаю, гоблины наверняка не покажутся. Настроение отличное, удачно поиграл в карты. Теперь буду отдавать выигранное золото проигравшим, как плату за труд... *капли эля на странице, невозможно прочесть* ...ил идти обратно, как вдруг внимание привлек камень. Как глупо! Обычный камень, может теряю чутье.. *дальше страница так перечеркнута, что кажется можно проткнуть одним нажатием*

Из дневников Блэймура, раскопки, одинадцатый день.

Очнулся в пещере. Где все мои гномы, не знаю, вся одежда в крови. Очень страшно, однако страх самое бездарное чувство для гнома! Пишу эти страницы последним пузырьком чернил. В кармане нашел тот же самый камень, только аккуратно обточенный и со странным знаком, аккуратно высеченным по центру. Где-то я уже это видел.. Нужно посетить хранилище Чертогов...

Выйдя из пещеры, Блэймур поплотнее завернулся в плащ и побрел искать стоянку. Плутая почти целый день в метели, что очень некстати накрыла его, к вечеру он её нашел. Весь лагерь был завален кострищами и обглоданными костями его собратьев. Одичавший от увиденного, гном начал в панике собирать все что уцелело в оставшуюся повозку и прятать найденные камни по карманам. Вдруг странное чувство повернуло его вправо и в последний момент он отпрыгнул от коварно подкравшегося гоблина. Ни разу не учавствовавший в настоящей битве, кроме как в пьяных драках таверны, Блэймур сделал первое что пришло ему в голову, кинул в гоблина обломком табуретки. Не поворачиваясь, он пустился бежать и увидел, что на дорогу перед ним вскарабкалось ещё двое противников. Схватив лежавший в сугробе окровавленный меч, он неловко успел отбить меткий бросок изогнутого зазубренного гопья гоблина. Отбитое в сторону копье вонзилось рядом, с отвратительным чавканьем проткнув догонявшего его сзади гоблина. Теперь противников осталось двое. Злобно гогоча, один из гоблинов выбил меч из руки дрожавшего гнома и прицелился следущим ударом ему в голову. Вдруг странное чувство накрыло Блэймура, ледяное как ветер вокруг спокойствие разлилось по его телу, а гоблины вдруг недоуменно замерли. На снегу вокруг гнома отразились голубоватые отблески, однако сам Блэймур смотрел в глаза противникам. Там он увидел лишь ненависть и желание убить, махнув, как в трансе рукой в строну нападавших он изящным движением повернул камень, крепко сжатый в ладони и прошептал доселе незнакомые ему слова. В ночи раздался жалобный писк и два гоблины скрылись в темноте метели позади, словно огромная рука из ветра забрала их наверх, во тьму. Потрясенный Блэймур долго смотрел вниз с обрыва, а потом собрал вещи и покатил тележку по занесенной снегом тропинке на гномий тракт.

Взяв в Гондамоне лошадей, он через три дня добрался в Чертоги и сразу бегом кинулся в хранилище. Там он, после долгих поисков наткнулся на книгу о хранителях рун. Книга была очень старая и гном попросил её домой, пообещав снять с неё копию. Продав все добытые драгоценности, он со свойственным ему терпением принялся переписывать книгу. Некоторые главы он пропускал, инстинктивно считая их ненужными. У него часто возникало такое чувство что он читал книгу раньше. Там он нашел упоминание и картинку своего камня, камня ветра и льда. Странный рисунок был не что иное как магическая руна. Уже через месяц Блэймур помнил почти каждое слово, каждое заклинание из книги. Он понял что у него есть магический дар, столь редкий среди гномов. Начав с соломенного чучела во дворе, он постепенно научился вызывать порывы ветра, вспышки пламени, удары молнией. Со знанием пришла и внутренняя сила, уверенность в своих возможностях. Вернув оригинал книги в библиотеку, он начал изучать оборотную сторону магии разрушения, призывая силы древних валаров, он научился исцелять раны, дарить силу и боевой дух и приступил к созданию своего камня-талисмана, на котором высек слова "Оплот доблести". Зачаровав камень, он пошел в Чертоги и стал помогать раненым и больным, получив репутацию хорошего гнома и целителя, однако размеренная жизнь целителя быстро наскучила ему и он занялся своей давней мечтой, ювелирным делом. Начав обучение, он узнал о Торине, мастере, пришедшем десять лет назад и славившемся своими умениями. Никто не знал прошлого мастера, знали только что он поселился особняком от всех на дороге к поселениям Чертогов...

В дороге с Блэймуром приключилось событие, изменившее его жизнь. Идя вечером по тракту, он увидел в лесу огонек и решил расположиться на ночь там. Проламываясь через ветки и ворча, он вдруг ощутил внутри себя знакомый зуд. Драгоценные камни! Как в трансе, подобно бесшумному хоббиту гном проскользнул через заросли и увидел сидящего и дремлющего у костра сородича. На сородиче была кольчуга гномьей работы, украшенная гербом с рунами БС и красивой бордовой тканью. У его ног лежали ножны с красивым эльфийским клинком и большая теорба, завернутая в чехол. Тут сзади к гному подкрался другой гном, смуглокожий и с перекошенным от гнева лицом. На его отороченной мехом рубахе было написано "Длань Скоргрима". Подкравшийся занес уже было над спящим руку с кинжалом, как вдруг, повинуясь внезапному порыву, Блэймур грозно вышел вперед и вскинув руку, опрокинул убийцу грохочущим ударом молнии. Тут же спящий очнулся и, воздев руку к небу, закричал гневно: "Кхазад аймену!". Воздух сотряс беззвучный гром и Блэймур застыл, не в силах пошевелиться. Рассмотрев Блэймура, очнувшийся ото сна гном отряхнулся и обернулся, застыв, когда увидел обугленный труп.
-Крепкохват.. - сплюнул он.
-Кто ты?! Отпусти меня! - закричал Блэймур.
Гном небрежно махнул рукой и Блэймур запрыгал на месте, потирая затекшие мышцы.
-Меня зовут Трорфи, - сказал гном и уселся на прежнее место, оттолкнув сапогом труп в кусты.
-Я Блэймур! - представился наш герой и поклонился.
Долго гномы сидели, глядя на огонь. Наконец Трорфи нарушил молчание и поблагодарил Блэймура. Потом гномы в свойственной им манере разговорились, налили эля из бочонка Трорфи и под конец, выпив за Чертоги, уснули. на следущий день Трорфи сказал что тоже не первый год ищет Торина и предложил компанию Блэймуру. Блэймур согласился и весь день Трорфи шел и развлекал его нескончаемой чередой песен и рассказов. Наконец они пришли. Дом выглядел уютно и построен был в духе наугримов. Однако внутри было пусто, и, судя по всему, не первую неделю. Трорфи прошептал: " Я все равно найду тебя!" и собирался уже идти, как Блэймур остановил его, робко предложив ему помощь в поисках. Никто не знает, что обсуждали два гнома в трактире Чертогов спустя три дня, однако Блэймур собрал все вещи в поход, запер дом и отправился с Трорфи по заснеженной дороге вдаль.

Так началась глава Братства Стали из жизни Блэймура. Трорфи привел его в дом содружества и представил всему хирду. Кхазад начали решать судьбу хранителя рун и вести беседу. dwarf_smile.gif



Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Барур
сообщение 6.5.2010, 14:43
Раса:Гном    |  Ремесло:Оружейник |  Навыки:7/7 7/7 7/5
Сообщение #46
  


Подмастерье
**

Группа: Братство Стали
Сообщений: 232





 
 
1. "Вечер в Бри, очередной вечер, сколько их уже было, чего-то и не припомню. Уже невыносимо смотреть на эту убогую кузню, на этот дрянной не на что не годный молот, на эту наглую одноглазую рожу Флинта, которая почему-то всегда направлена в мою сторону. И этот олух еще считает себя настоящим оружейником, да будь он гномом ему бы и носить оружие не доверили. А корчит из себя незнамо кого. Да, пожалуй, пора бросать эту работу, слишком надолго я тут задержался" - гном, бросил молот на широкий стол, снял рабочий фартук, утер пот со лба и зашагал в сторону Трактирных ворот. Эти мысли все чаще посещали его голову в последнее время.
- Завтра будь к семи, дел не початый край, надо выполнить заказ стражи в срок. - промычал вдогонку Флинт. - И не вздумай опять драться, а лучше вообще не пей. Одни проблемы от тебя.
Гном как обычно промолчал, подобные фразы с завидным постоянством долетали до его ушей, как только он заворачивал за угол ближайшего дома.
"Интересно помнит ли он как меня зовут? Сомневаюсь. Хотя, наверное, это и к лучшему, я предпочел бы забыть его имя при первой же возможности."
Гнома звали Барур, Барур из Синих гор.
Спустя пару минут, он уже сидел в "Гарцующем пони", за кружкой "Верескового вепря" и все глубже погружался в себя.
"Да, много воды утекло с тех пор, как я ушел из отряда Гарли Седоборода. Уже лет 10 не меньше. Бравая была дружина всего то шестеро нас было, а сколько дел переделали. Чего стоит один поход в эту вонючую Гоблинскую нору, скольких уродцев мы тогда положили, а какую взяли добычу, никто и подумать не мог, что они хранят у себя в кладовых столько добра..."
- Эй, Барур, клянусь бородой Дарина, это же ты!!! - знакомый голос внезапно прервал нахлынувшие воспоминания.
Барур поднял глаза и его лицо расплылось в широченной немного кривоватой улыбке.
- Клорлин! Братишка! Как я рад тебя видеть! - гномы, не обращая внимания на недовольные взгляды посетителей, начали обстукивать друг другу широченные плечи и громко хохотать.
Наконец, вдоволь посмеявшись, попутно вспомнив почти всех общих знакомых и заказав по большой кружке слабенького, по их общему мнению, пива, они уселись за стол и продолжили разговор. А разговор зашел о том как, они, будучи еще совсем юными покинули Эред Луин вместе с отрядом Гарли, о том как приняли первый по настоящему серьезный бой, наскочив по неосторожности на немалый отряд гоблинов неподалеку от восточного истока Бруинена, о не очень удачном походе к Вратам Кхазад-Дума и многих других днях пройденных вместе и врозь.
- Эх, чего только с нами не бывало в те годы. - Клорлин, поднес к губам очередную кружку пива и сделал большой глоток. - А что же сейчас, я мотаюсь по всему Эриадору в поисках стоящей работы, ты, смотрю, тоже не очень доволен своим нынешним занятием. Не тем делом занимаемся брат, не тем. Слушай. Есть у меня одна мыслишка, хочу вернуться домой, слышал там сейчас нужны кхазад, которые не прочь помахать топором да попотеть в кузнице. Давно хотел повидать отца, мать, да и тебе тоже не мешело бы. Или хочешь встретить свое семидесятилетие здесь? - Клорлин махнул рукой в сторону входа.- Подумай Барур, подумай.
Гномы покинули главный зал трактира поздно ночью, так и не успев наговориться, зато успев изрядно захмелеть. Ну и конечно не забыв напоследок еще раз пожаловаться друг другу на местное пиво и помянуть добрым словом свое родное, вкус которого не забывал не один гном.
Еще полночи Барур думал о предложении брата, после чего решение было принято окончательно. Правильное - он в этом не сомневался.
На следующий день, собрав все свои пожитки, уместившиеся в небольшом потертом рюкзаке, повесив на пояс свой начищенный до блеска топор, Барур взгромоздился на пони и выехал за ворота Бри. Рядом ехал Клорлин.
- Ну что брат - в путь!!!
- В путь! - ответил Барур и эти слова уже давно не приносили ему такой радости, какой было наполнено его сердце сейчас.

2. Барур сидел на угловой скамейке таверны Чертогов Торина, сегодня он не випил ни кружки.По его лицу можно было понять, что голова занята сейчас другими, куда более важными мыслями.
"И что делать теперь? Сколоко было планов, идей. И в один момент приходится все откладывать.Черт же дернул его на старости лет в очередную поездку. Ведь говорил, предупреждал, что в Троллистой пуще сейчас не спокойно, что маршрут лучше изменить, да хотя бы охраны взять по-больше. Тьфу!"
Вчера вечером пришла весть, что торговый караван отбывший из Чертогов около месяца назад,с важным грузом для Железного гарнизона был разграблен во время движения по Бруиненскому ущелью.Тот самый караван который возглавил отец Барура, Фрарин. Вести о несчастье принесли двое сумевших уйти от преследования гнома. По их словам нападение было совершено людьми, скорее всего дунландцами, что оставляло хоть какую-то надежду на то, что не все были убиты.
Кроме того один из спасшихся вспомнил, что Фрарин был ранен в самом начале нападения и врядли погиб в пылу боя.
"Надо выходить, но как? с кем? под каким предлогом? Совет скорее всего не доверит мне большого отряда, учитывая ряд запланированных походов, да и отсутствие опыта командывания. Остается один вариант не говоря лишних слов уходить, связаться с братом и надеяться на удачу, на удачу да на свой верный барук."
Барур встал со скамейки и направился к выходу. Звонкий хохот подвипивших рабочих гулким эхом отзывался в голове гнома когда он вышел из таверны, но на этот раз их веселье не вызвало у него даже улыбки.
"Нет, уходить не сказав ни слова. Не дело это."
Барур забежал обратно в трактир, попросил лист бумаги, перо и начал писать... Вскоре письмо было закончено, он кинул трактирщику десяток серебрянных, с прозьбой передать письмо любому офицеру Братства Стали спустя пару дней, после чего быстрым шагом направился наверх...


My Signature
Барур - Гном Воитель 75
Фрарин - Гном Менестрель 65
Хелдик - Хоббит Взломщик 40
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Джихангир
сообщение 19.6.2010, 13:59
Раса:Гном    |  Ремесло:Оружейник | 
Сообщение #47
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 5





 
 
Неделя отдыха, и снова за работу.
Я слышал в песне: «Жизнь-это мгновения».
Как грустно мне сегодня в Средиземье,
А Вам, друзья, спасибо за заботу.


«Дорогие друзья, в эту среду, как обычно, произойдет плановое отключение игровых миров для обновления серверного оборудования».
Джихангир проснулся, как всегда после этих снов, в плохом расположении духа. Сны стали сниться ему два года назад, с периодичностью раз в неделю. Поначалу он не придавал этому большого значения, но когда сон повторился раз пять, ему стало страшно. Что это за сновидения? Может быть могущественные Валары дают знак ему о грядущих переменах, или всему виной крепкое пиво, рвущее ему душу на части после трех кружек? Как бы там ни было, сон продолжал ему сниться. И раз в неделю Джихангир просыпался не в настроении.
На прошлой неделе он был в Бри, и услышал от местного пьянчуги байку о Великом Братстве Стали. Пьяница говорил, что Братством правит Тан Вандерв, тот самый, что был знаком с самим Дейном, гномом-основателем этого союза. Говорил, что заседают они в Великих Чертогах, и увидеть их можно только в день весеннего равноденствия.
Что из этого правда, а что-нет, Джихангир не знал, но историю о Братстве Стали слышал не раз от старых гномов.
Собрав свои пожитки, взяв последние 100 слитков гномьей стали, он отправился в Бри.
На аукционе, как всегда, стоял дикий ор. Кто-то выкрикивал цену, кто-то выбивал из заезжих торговцев пыль, и только аукционист стоял спокойно, называя номера лотов, и цены.
На этот раз сталь ушла за отличную цену. Починив инструмент в кузнице, Джихангир отправился к одному гному, занимающемуся торговлей недвижимостью. Имени гнома не знал никто, но все знали, что если не хватает денег на жилище в поселениях, то он найдет подходящий вариант, где-нибудь в другом месте.
Гном предложил Джихангиру небольшой домик к Востоку от Отрикара.
Сны продолжали сниться....
Какие то непонятные слова, фразы, все это пугало Джихангира, так как он не мог понять их смысл. В его снах Воителей почему-то называли Воями (а один ангмарец вообще сказал: «Чемп»), Менестрелей, поднимающих боевой дух соратников, все обзывали менсами. Но обиднее всего звучало «Хрун». Это умение владеть рунными камнями росло в Джихангире с каждым годом, и теперь он мог с уверенностью назвать себя «Хранитель Рун». А тут- «Хрун».
Старый дед Ортри (его Джихангир встретил как-то раз во время разработки жилы обогащенного железа) научил его слушать. Не просто слушать, что говорят рядом, а подключаться (по выражению Ортри) к так-называемым «Каналам».Что такое «Каналы» Джихангир не знал, но подключившись к нему, он мог слышать о чем говорят в Ривенделле, Шире, или в Эред Луине. И однажды в одном из «Каналов» он услышал призыв Братства Стали. Желание узнать их поближе захватило его, но сколько не пытался он докричаться до них, у него не вышло.
Но время придет, а пока Джихангир живет в своем домике в Западном Нан Амлуге, что в Северном нагорье. Домик его стоит Восточнее Отрикара в 5 минутах езды у подножия гор.
Сны так и продолжают сниться..............
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Бали
сообщение 2.7.2010, 21:53
Раса:Гном    |  Ремесло:Медник | 
Сообщение #48
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 7





 
 
Нажмите для просмотра текста оффтопа

Бали родился в 2938 году Третьей Эпохи в семье рядового рудокопа, проживавшей в то время в Голубых горах. Ничего особенного в первые годы жизни не было. За исключением одного очень важного события, в последующем, сыгравшем большую роль в становлении личности нашего главного героя. Бали было 3 года и сознание, и память потихоньку начали посещать маленького гнома. Это был тот самый знаменательный 2941 год Т.Э., Гэндальф Серый и Торин Дубощит собрали храбрых сподвижников для изгнания Смоуга из Одинокой горы. Бали запомнил этот момент. Это невозможно было забыть. Торин и двенадцать его товарищей-гномов, были полны решимости освободить свою Родину. Сами торжества в честь этих героев прочно засели в памяти маленького впечатлительного гнома-мечтателя, да и в памяти многих других, это, несомненно. Их отряд очень напоминал героев из сказок Первой и Второй Эпох. И поэтому все маленькие кхазад воспринимали это событие по-особенному. Вскоре ближе к концу осени пришли вести - Одинокая Гора была возвращена во владение гномам, но к сожалению, Торин Дубощит пал смертью храбрых в Битве Пяти Воинств. Это значительно ударило по мечтательным и беззаботным настроениям Бали. Самые ранние воспоминания нашего героя остались смешанными и контрастными. Отряд, казавшийся непобедимым, потерял своего лидера и короля. Тем не менее, жизнь продолжалась. А Одинокая Гора нуждалась в заселении и обустройстве. Именно поэтому семья Бали, вместе с остальными смельчаками, решилась на опасное путешествие через Мглистые Горы.

Сознательное детство Бали пришлось именно на тот период времени, когда он жил с родителями в Одинокой Горе. Отец и мать постоянно были заняты и они не могли много времени уделять своему ребёнку. Но тут и сыграло свою роль самое раннее воспоминание Бали. Он знал, что растёт на месте великого сражения, что нельзя забывать о тех, кто пролил свою кровь ради его беззаботного детства. В голову нашего героя стали приходить мысли о том, как быть достойным памяти своих предков. Сначала были палки, камни, самодельные дубины и чучела, потом отец заметил страсть ребёнка к оружию и соорудил ему каменный топор, а у знакомого кузнеца попросил выковать лёгкую броню, чтобы юный воитель привыкал к неудобству доспехов. Время шло, параллельно с обучением военному делу, Бали, конечно же, обучался грамоте и наукам. В 2958 году отец и мать напомнили взрослеющему сыну, что настоящий кхазад должен быть развит гармонично и воспитание и образование должно быть фундаментальным и основательным, а он до сих пор спесив и скор в решениях и суждениях. Отец решил отправить сына к дальним родственникам, что в Железных холмах, на обучение горному делу. Руда, кирка и тележка стали неотъемлемой частью следующих десяти лет жизни Бали. Он усердно трудился днём на руднике, а вечером в ювелирном зале, конечно же, не забывая о боевых тренировках. Мастерство росло, а сам Бали становился достойным своих предков - вырабатывал терпение, трудолюбие, чувство прекрасного.

После десяти лет в Железных холмах Бали решил вернуться домой к семье. Сын стал работать с отцом. Так продолжалось два года пока отец и мать не сказали сыну, что он уже довольно взрослый и что он не медалька, чтобы висеть на шеи у родителей. Бали взял только необходимые вещи и отправился в путь, куда глаза глядят, а они глядели на запад, через Мглистые горы, через просторные поля Шира, к заснеженным вершинам Голубых гор. Он мечтал повидать место где родился, и хоть своей Родиной он считал Одинокую Гору, так как там произошло его становление как гнома, Эред Луин напоминал ему о Торине и Гэндальфе. Это было нелёгкое путешествие, тем более что Бали сторонился поселений и городов. Его задачей было посмотреть на природное великолепие Эред Луина, понаблюдать со стороны за свободными народами, и, конечно же, проверить себя на самостоятельность и крепость. Путешествие затянулось на долго, долгих двадцать шесть лет провёл он в странствиях и прошагал от Серых гор до пустыней Харада. Всюду ступала его нога: и в Серых гаванях эльфов и в пустынях истерлингов. Казалось бы, что Бали видел всё на свете: от жестокости слуг Саурона до роскошных владений эльфов Лотлориена. И не было бы такого существа тьмы, которое не познало бы всей жестокости топора нашего гнома. Но была в Средиземье только одна земля, куда ещё не ступала нога нашего героя. Это был Кхазад-Дум. Туда-то его и тянуло, однако Бали знал, что в одиночку туда соваться опасно и постоянно откладывал своё путешествие в Морию. Древнее королевство гномов бередило разум гнома и мириться с этим было тяжело. Бали вспомнил древнюю пословицу: один топор хорошо, а два лучше. Решение было принято, наш герой отправился в Чертоги Торина в надежде, что сможет найти себе братьев по духу и топору.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Волынец
сообщение 13.8.2010, 17:52
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник | 
Сообщение #49
  


Подмастерье
**

Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 166





 
 

Волынец Фелек


Бард я не очень чтоб уж, но да ладно. Дело было так... Мой отец вечно пропадал в кузне, но сам я никак не мог привыкнуть к перестуку молотов и непонятному мне возмущению окружающих на мои недовольства по этому поводу. Так мой путь отклонился от извечных семейных занятий преображения руд в броню и секиры, и стал я воином, ну всяко же не в литейной торчать. К слову сказать со временем боец вышел из меня хороший... Да!!! Ну что поделаешь если мне по нраву больше чтоб бил молот не по наковальне, а по мне?? И что тут дурного?? Это ведь как.. эээ.. поэзия! Да-да, был у меня знакомый... эээ... поэт, правда долго не прожил, но эт всё потому, что любил он эль и совсем ненавидел когда по нему стучали хоть молотом, хоть кулаками. А что тут дурного?? Ну постучали, ведь железо тоже бьют, а оно крепчает только, вот!! Тут гланое потом в водицу окунуться, ну чтоб совсем похорошело.

Ну да ладно. Вот рубил я головы всем подряд, чуть ли не стражем чертогов себя возомнил, а и да дорубился... Как не помер не знаю, но уверен что даже после самой что ни на есть шумной гулянки такого треска в голове не бывает. Лечили меня долго, а тот ушастый что меня всякими отварами потчевал сам приставился. И прошу заметить я к этому делу, то есть его телу тщедушному даже не притрагивался. Наверное от моей излишней придирчивости и плохо скрываемого негодования к его времяприправождению, ну и слово... Но вы бы сами посмотрели на него - уши огромные, как только они шлем напяливают, а ещё словечки разные! Ну не может одно и то же называться по-разному? И нечего так на меня смотреть.

Вот помер он, а я ведь даже не удосужился за всё время имени его спросить, и не то что бы мне стыдно стало, я же не враг себе и отца уважаю, и обычаи, но вот не по себе стало мне изрядно. Ну вернулся, ну из таверны не вылезал неделю, но что-то покоя определённо не давало... Посоветовался у Мастеров - а они мне - ты, мол, сам полекарствуй, посмотри как эт на самом деле. Ба!!! Ну думаю действительно мне приложили по голове изрядно - да чтоб я, да в лекари!!!!... Ну попробовал, ну раз, ну два... А ведь сила то есть, неужто Думатойн улыбнулся и мне? А ведь так и вышло, нашёл себя. Не в кузне родовой, не с секирой крепкой, а в деле лекарском. Вот и история сложилась. А за отцов труд возьмусь, секреты запомню, что только ему известны, вот. Правда нет времени пока до них, кровь братьев моих льётся, веки смыкаются, а рука может и выпустить щит крепкий! Мне же петь им песли походные, про подвиги предков славных, и баллады о нас складывать, во славу Морадина!


My Signature
Бой продолжается, мой бой продолжается!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Хлодмур
сообщение 12.9.2010, 13:07
Раса:Гном    |  Ремесло:Йомен |  Навыки:5/5 5/5 1/0
Сообщение #50
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 5





 
 
Хлодмур родился в семье шахтера в одном из нижних чертогов Железного Кряжа. Штольня, которой управлял его отец никогда не славилась высокими показателями добычи, когда же бразды правления взял в свои руки его дед, и вовсе пришла в запустение. Хлодмур рос достаточно смышленным гномом: уже в 43 года пошел учиться семейному делу у более преуспевающих рудокопов. Но очевидно ему было не суждено вырасти мирным гномом.. Когда, полный вдохновления, он шел на очередной мастер-класс в соседнюю шахту, у входа в жилые чертоги он встретил заблудившегося когтероя.. Его глаза налились кровью, на губах выступила пена, и он накинулся на несчастную зверушку, разорвав его в клочья на глазах у ошарашенных стражей чертогов. Его судьба была решена - оснащенный топором, юный воитель был отправлен патрулировать склоны Железного Кряжа. Пробыв на этой должности всего около трех лет, он был вынужден покинуть родные горы. В очередном приступе ярости он погнался за белкой в полной уверенности, что это тролль, и, как и следовало ожидать, заблудился. Несчастный 47-ми летний пацан бродил по незнакомым тропам в поисках дороги домой, когда из-за скал вышла колонна наемников с берегов озера Рун. Хлодмур впервые в жизни испугался. Он побежал куда глаза глядят. И бежал он 4 дня и 4 ночи без отдыха, воды и еды. На утро пятого дня он упал в инемождении и уснул. На следующее утро перед ним предстало зрелище, грандиознее которого он до сих пор не видел. То были Мглистые Горы в лучах восходящего солнца. Понимая, что домой ему уже никак не вернуться, да и созирцать красоты Средиземья вечно он не может, новоиспеченный странник отправляестя на Запад, вслед за солнцем, через один из отошедших на лето от снега перевалов Гор. После долгого странствия Хлодмур находит себе новый дом - Чертоги Торина, строит там небольшую лачугу, весь день дремлет опершись не пику у Врат Торина, по вечерам рассказывает о своих свежепридуманных подвигах в сторожке на южном склоне. Но тут в Эриадор приходит война. Чувствуя, что он должен совершить в своей жизни нечто большее, чем выпить все запасы эля Эред Луина, Хлодмур отправляется по давно им забытой дороге на Восток в поисках приключений.. Так началась Сага о Великом Воителе Хлодмуре, которую до сих пор можно услышать от поддатых бардов по всему Средиземью.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Шимми
сообщение 14.9.2010, 17:24
Раса:Гном    |  Ремесло:Путешественник | 
Сообщение #51
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 4





 
 
Шимми родился в Форохеле, на побережье холодного залива с вечными кораблями-льдинами, что порой подходили почти к берегу, где стояла их небольшая хижина. Шимир, отец Шимми, с детства воспитывал юного гнома в традициях их народа, обучая воинскому делу и мастерству работы с металлами. Когда темнело и холод, стелящийся с воды, становился совсем пронзительным, - они садились у камина их домика, отец брал в руки старенькую лютню, и играл суровые и протяжные мелодии, тихонько подпевая себе. Из этих песен Шимми узнавал о прекрасных подгорных царствах и яростных битвах прошедшего, манящей и ужасной Мори и далеких странах, где не бывает снега и живут чудные народы. Только как они очутились в Форохеле и что заставило отца жить отдельно от своего народа, - Шимир так никогда и не расскал сыну.
Отец радовался, замечая успехи сына в обращении с боевым топором и охотничьим тяжелым ножом, но со временем стал замечать и другое. Шимми с самого детства был очень любопытен и всегда интересовался окружающим миром и тем, как все устроено. У отца было три старых книги на кхуздуле и по ним Шимми научился читать на языке его народа. Одна из этих книг всегда привлекала молодого гнома, ибо рассказывалось там о таинственной силе рун и способах применять ее в обычной жизни. Шимми мог часами просиживать с ней. Но отец относился к этому неодобрительно, говоря, что настоящая сила гнома в верной руке и остром взгляде, а не в книжках. Так что Шимми приходилось скрывать от Шиммира, что руны ему более интересны, чем боевой топор. А со временем, Шимми, уходя на охоту, частенько заходил по пути в соседний поселок где жил как и они отшельником одинокий эльф, хранитель рун, что и стал первым наставником Шимми.
Когда Шимми исполнилось 50 (совсем еще юный возраст для гнома), его отец погиб от стрелы гоблина и юноша остался один. Но перед ним был весь мир и он не собирался так и провести его на одном месте. И тогда он отправился в далекий и опасный путь к Чертогам Торина, легендарному городу их народа.
Много испытаний ему пришлось перенести, иногда только чудом избегая смерти. Так только быстрые ноги спасли его от жутких чудовищ в ледяном каньоне Я-Куру. Из плена разбойников Эвендима – человек-страж, охотник за головами. На опасном Зеленом тракте, по пути к Бри, Шимми пришлось первый раз применить в бою магию рун против чудовищ-орков.
Но не только страхи и опасности встречал в пути молодой гном. Он открывал для себя этот удивительный мир. Теперь он увидел не только снег и лед родного Форохеля, но и холмы с зеленой травой и древними эльфийскими руинами, посидел за кружечкой эля в таверне веселой и уютной страны чудного мохноного народца. Прошел через земли остроухих горделивых охотников. И наконец, ранним морозным утром его взгляду открылась лестница и ворота в скале, за которыми лежал город его народа, Чертоги Торина.


My Signature
"Зима близко"
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Бромби
сообщение 21.9.2010, 16:41
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник | 
Сообщение #52
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 8





 
 
-Бромби! Долго тебя еще ждать? Все уже готовы отправиться в путь!
С такими словами мои друзья ждали меня у порога дома, пока я искал свои штаны на рысьем меху. Гмалин, самый старший из нас, отправлялся в поход против полчищ орков, которые слишком расплодились за последние 30 лет и стали совершать частые набеги на наши поселения. Более половины всех гномов-воинов собрались в этот поход, дабы очистить Железные горы от полчищ этих безмозглых головорезов.
Гмалин пошел по стопам своего отца и с малых лет обучался военному искусству. Мы же: я и наш славный друг Снори-были еще малы и не могли даже отличить лезвия меча от его рукояти. Тем не менее мы отважились проводить Гмалина до главного лагеря, который стоял на реке Карнен. Наши горячо любимые мамаши были против, но Гмалин сумел успокоить их, взяв нас под свою защиту.К тому же мы были не одни-Гмалин состоял в отряде из 50 свежих и хорошо натренированных стражей, готовых ринуться в бои в любой момент на врага.
Смотря на этих отчаянных парней в новехоньких доспехах, я думал, что нам ничего не угрожает-к тому же орков не видели по эту сторону лагеря.
Как же я ошибался...
На подступах к лагерю мы попали в засаду. Орки превосходили нас вдвое, если не втрое. Нам с трудом удалось отразить атаку и добить врага. Точнее не нам, а Гмалину и его соотечественникам: мы же со Снори весь бой пролежали под телегами, боясь высунуть свои головы.
В этой схватке полегло много орков-никого не осталось в живых. Однако и у нас были потери-десять молодых гномов, опьяненные битвой вышли слишком далеко вперед и попали в окружение. Гмалин и остальные не успели прорваться к ним. Как ни старались.
-Как они суда пробрались? Авангард нашего войска должен был расчистить дорогу для подкреплений-стал рассуждать Гмалин, отдыхая после боя.
-Может, это разведчики?- продолжал командир отряда-бывалый ветеран, который уже имел на своем счету более 500 убитых орков.-Нужно спешить в лагерь и рассказать об этом военачальнику.
Мы и не подозревали, что никакого авангарда, никакого лагеря больше не было. Огромная орда, намного больше, чем мы предполагали обрушилась на укрепления и смела их в одно мгновенье. Никого не осталось в живых-все произошло слишком неожиданно. Поэтому, когда мы вышли на очередную вершину, перед нами открылась страшная картина. Огромное пепелище расстилалось по равнине. Стаи черных воронов кружили над многочисленными трупами. Река Карнен, проходящая неподалеку, была обагрена кровью. Мы долго не верили своим глазам, а когда опомнились, Гмалин издал пронзительный крик и ударил своей булавой по ближайшей скале с такой силой, что образовавшаяся трещина пошла далеко вверх и отломила кусок огромного камня, который с грохотом покатился вниз. У остальных невольно наворачивались слезы на глаза. После долгого молчания было решено спуститься к реке,пополнить запасы воды и немедленно двинуться назад, чтобы скорее сообщить остальным о случившемся.
Остановившись возле берега немного выше лагеря был объявлен отдых на полчаса. За это время мы должны были набрать воды и проверить остальные запасы. Гмалин молча сидел на земле, уткнувшись взглядом на журчащую воду. Снори помогал солдатам набирать фляги. Я же решил отправиться с командиром и еще пятью стражами на разведку выше по течению.
Было подозрительно тихо... Слышался только шум воды в реке, находящейся неподалеку.
-Так значит, ты друг Гмалина?-спросил меня один из солдатов.
-Ага, мы с ним с рождения знакомы. Наши родители хорошо знают друг друга и иногда меня оставляли вместе с ним, когда отец отправлялся в шахты, а мать шла на базар.
-А этот... парень с пушком на подбородке...
-А, это Снори... Его родители погибли при набеге на нашу деревню орков. Теперь он сирота. Вот мы его и приютили-ходит за нами везде...
-А где находится ваша деревня?-
Едва я хотел ответить на этот вопрос, как раздался свист и шедший впереди нас воин пошатнулся и рухнул на землю. Из его шеи торчала кривая стрела.
-Щиты к бою!! раздался громкий голос командира.
Мой собеседник ( я не успел спросить у него имени) моментально взял меня за шкирку и прикрыл щитом. Едва он это сделал, как по щиту забарабанили стрелы. После обстрела наступило затишье. Затем раздался дикий рев и из кустов выбежали около 15 орков. Начался рукопашный бой.
-Бери щит и оружие у Берни! Кричал мне командир едва уклоняясь от многочисленных ударов.
-В волнении я подбежал к убитом стрелой гному и взял его щит и булаву. Щит показался мне немного увесистым, а булава неудбной. (Я никогда, не держал оружия в руках-разве что кирку, когда ходил в шахты с отцом).Едва я успел хорошо надеть на руки подобраное оружие-как на меня набросился неуклюжий и хромой орк. К счастью я успел сообразить прикрыться щитом (многократные наблюдения за обучением Гмалина оставили отпечаток в моей голове). Последовали многократные удары после чего истошный крик. Убрав щит я увидел искореженное лицо старого орка и торчащий из его груди окровавленный меч. Это был меч солдата с которым я разговаривал несколько секунд назад.
-Беги в лагерь- вытащив меч из плоти крикнул он- и сообщи Гмалину, что на нас напали!-
Выкинув щит, я бросился наутек. Шум боя слышался все меньше и меньше. Пробираясь через чащу, я наконец добрался до остальных. Увиденное поразило меня-на земле лежал окровавленный Гмалин с топором в груди. Зацепившвись за корягу , возле берега Колыхалось на воде тело Снори. Всех остальных настигла такая же участь. В безумии я побежал назад, но, не преодолея и половины пути, наткнулся на орков. Их было не менее 50. Увидев меня ни яростно замахали своими ятаганами и помчались за мной. Я оказался отрезанным и мне ничего не оставалось делать как бежать к реке.
Пробежав пару сотен метров я наткнулся на бурный поток, который нес красную воду (второе название реки) вниз и оканчивался обрывом. Сзади летели стрелы и слышны были яростные вопли. Выход был один-прыгать вниз...
Очнулся я ночью. Меня прибило к берегу, было холодно...С трудом мне удалось встать. Пройдя несколько метров ноги мои подкосились и я рухнул на земь. В глазах помутнело... я потерял сознание ...
Очнулся я в чье-то лодке. Умывши лицо, я увидел перед собой... остроухого. Он медленно повернулся ко мне и улыбкой сказал
-А, друг мой, гном ты уже очнулся?
-Где я? Кто ты такой?-не обращая внимания на дружелюбные слова спросил я.
-Вот-вот войдем в Кельдуин- с той же улыбкой ответил эльф. Зовут меня Фалорн. Должно быть тебе сейчас не очень хорошо, поэтому не буду доставлять тебе труда называть свое имя...
-Бромби.... к вашим услугам....-ответил я после чего меня стошнило.
-Тебе сейчас не стоит разговаривать, Вот, подкрепи свои силы.
И он достал из своей сумки завернутые в лист хлебцы, вкус их был настолько приятен, что ни один вяленый тур с ним не сравнится. Ум у меня просветлел и я наконец сообразил, что произошло. И тут же на моих глазах обернулась картина вчерашнего дня. Слезы покатились по моим щекам...
Этого не мог не заметить Фалорн и следом последовал соответствующий вопрос: что с тобой?
Я рассказал эльфу всю историю, начиная от начала похода. Он внимательно выслушал меня, после чего сказал: Боюсь в Железные горы сейчас нет свободного пути. Мы давно следили за ростом численности орков-такого не было уже много лет. Должно быть, что-то взбудоражило их.
-Что же мне теперь делать, как добраться домой?
-Не думай об этом сейчас. Через несколько часов мы прибудет в деревню, где тебе следует отдохнуть. Завтра мы будет решать твою судьбу.
На закате мы прибыли в портовую деревеньку. Названия ее я не помню. В местном трактире эльф снял для нас комнату с двумя кроватями.
Всю следущую ночь я спал как убитый. Проснулся только в полдень. Одев просушенную одежду, взяв трофейную булаву(я машинально заткнул ее за пояс во время боя) я вышел в зал. В углу за накрытым столиком сидел Фалорн. Я быстро сел возле него и стал уплетать жареные грибы со свининой. Наполнив животик горячим, и распластавшись на стуле, я посмотрел на Фалорна. На его лице была все та же миловидная улыбка.
-Я вижу, хороший отдых пошел тебе на пользу.
-Благодарю тебя, Фалорн.
-Ну теперь когда ты сыт и свеж, совету тебе подумать о своем будущем.
Довольная улыбка сразу сошла с моих уст. В голове вспоминались события минувших дней.
-Мне нужно попасть домой. Я единственный, кто остался в живых из нашего отряда. Я должен....
-Железные горы в кольце, ты не можешь туда попасть-перебил меня Фалорн. Даже не думай об этом.
-Тогда что же мне делать?
-Оставайся пока здесь. Ваш народ скоро соберет новую армию, и я уверен, что скоро орки в панике отступят за пределы хребтов.
-Но я не могу просто так сидеть и ждать...если бы я мог попросить кого-нибудь...
И вдруг меня осенило. Отец мне много рассказывал о своем давишнем друге, Глоине. Он жил в Эред Луине, что в синих горах! Когда я был совсем маленький, он часто приезжал проведать своего старого приятеля... Возможно, он смог бы помочь мне...
Рассказав свой замысел Фалорну, он вопросительно посмотрел на меня.
-Ты думаешь, Глоин отзовется на твою просьбу. Ведь от Железных до Синих гор путь нелегок...
-Лучше попытать счастья там, чем сидеть и ждать, пока мой народ настигнет злая участь...
После этих слов, эльф с гордостью посмотрел на меня и сказал
-Узнаю характер гномов железных гор. Ну так что, ты готов идти в столь опасное путешествие...?
-Как никогда! В Эред Луин!...
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Кариорин
сообщение 28.10.2010, 19:43
Раса:Гном    |  Ремесло:Оружейник | 
Сообщение #53
  


Подмастерье
**

Группа: (!) Отлученные от форума
Сообщений: 148





 
 



Надпись на могильном камне:




             "Кариорин по прозванию Железный Поток, сын Литори, 

                             из гномов Братства Стали,

            убит тролем при осаде Дол-Гулдура 29 февраля 3019 года"



My Signature
Да,
я всё ещё здесь.
Кариорин - менестрель 65
Карриорин - охотник 50
Фогель - рыцарь 27
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Дэвиор
сообщение 22.11.2010, 13:19
Раса:Человек    |  Ремесло:Оружейник | 
Сообщение #54
  


Дружинник
****

Группа: Совет
Сообщений: 360





 
 
История Свальнара.
- Свальнар, готов служить! – бодро приветствовал коренастый, широкоплечий гном с аккуратно ухоженной огненно-рыжей бородой, стража, сидевшего на бочке у входа в одну из многочисленных палат Чертогов Торина.
- Здравствуй-здравствуй! Так, говоришь, пройти хочешь? А позволь узнать, с какой целью интересуешься нашим славным Братством? Не уж то вступать собрался? – отвечал ему страж.
- Именно так, - утвердительно кивнул головой Свальнар. Коль примут меня – рад буду. А если нет – ну так познакомлюсь, хоть с некоторыми из вас. Слышал, вы отличные мастера в создании полезных и красивых вещиц, да и воины у вас славные.
Сидящий на бочке гном улыбнулся:
- Проходи! Как войдешь – сразу увидишь сидящего с пером рядом с пачкой бумаг гнома. Ему ты всё и расскажешь: кто ты, что умеешь и чем занимаешься.
Нахмурив брови, Свальнар вошел внутрь.

Имя моё – Свальнар, сын Свальфура. Родился я 2788 года Третьей Эпохи. Род мой берет начало из рода Огнебородов, что когда-то давно основали славный Тумунзахар на восточных отрогах Синих Гор. Мой отец, Свальфур, родился в Одинокой Горе и прожил бы там до конца своих дней, если бы не проклятый дракон. С нашествием Смога, наша семья бежала на северо-восток, в Железные Холмы и там продолжала зарабатывать на жизнь выплавкой руды и ковкой доспехов и оружия. Там я и появился на свет. Ну да с драконом уже давно покончено и отец таки смог вновь увидеть восстановленный Эребор перед своей смертью.

В 2821 году (тогда мне стукнуло 33 года) я сам начал обучаться горному делу, а также заниматься у одного из мастеров-оружейников наших чертогов. Также, я очень сильно заинтересовался огромными и сложными осадными машинами - баллистами и катапультами, которые сооружали у нас в поселении, - и вскоре решил пойти учеником в один из Цехов Осадных Дел. Там я обрел немалый опыт в создании и управлениями этими замечательными инструментами опустошения и разрушения гоблинских лагерей, коих к слову было немало на западе. Этот год был примечателен ещё тем, что мой дед – старый Гванин – ушел в Серые Горы, на помощь нашим братьям сражаться с орками и драконидами. Как потом нас оповестили, там он и принял смерть как настоящий воин и страж. Я помню, как перед своим уходом, хлопнув меня по плечу своей большой закованной в сталь ручищей, дед сказал мне:
- Свальнар! Ты растешь славным гномом, как все наши предки! Мы с тобой, скорее всего, уже больше не увидимся, ибо сражаться я иду не на жизнь, а на смерть и готов умереть в бою с кличем битвы на устах. Помни – всегда оставайся бдительным и стойким. Именно из-за утери бдительности мы потеряли Одинокую Гору и подпустили Смога к себе незамеченным, будь он трижды проклят! В бою твоя рука должна быть твердой как сталь, а сердце храбрым как сердца всех Огнебородов. Никогда не сдавайся, и ты достигнешь многого.

Через 50 лет, закончив своё обучение, мы с отцом решили отправиться вслед за дедом в Серые Горы. Там я впервые смог поучаствовать в настоящем сражении и проверить силу выкованного своими же руками топора, потому что гоблины на западе Железных Холмов были слишком слабы, хоть и многочисленны, и никогда в открытую не нападали на большие поселения. Гоблины же Серых Гор были гораздо злее и суровее и местному гномьему населению жилось очень не сладко из-за постоянных стычек. К тому же все побаивались огненного дыхания крылатых тварей, что жили на севере. Наш народ звали сюда неизведанные подгорные залежи и богатства. Уже много лет гномы пытались отыскать в этих горах серебро, золото… Но не только золото и драгоценные камни соблазняли нас. Ведь тут, в Серых Горах давным-давно проснулся один из наших отцов-основателей, в подземных залах Гундабада. Хоть и не Огнебород, но наш великий предок и гном сам Дарин! А сейчас их населяют проклятые морготовы твари. Из-за этого мы ненавидели орков ещё сильнее. Да и месть за деда Гванина занимала далеко не последнее место в наших сердцах.

Там я и обрел свой боевой опыт. Долго мы там прожили – целых 68 лет. Но разработка жил шла медленно, а гоблины все никак не кончались. Отец был уже стар и недавно он получил ранение – не слишком серьезное, но ему требовался отдых, иначе последствия могли бы быть плачевными. Начинались проблемы с поставкой продовольствия. Да и, в конце концов, мы сильно устали от постоянного напряжения и тяжелых битв. Не раз бывало, что мы попадали в такие передряги, что сами потом удивлялись - как мы ещё выжили. В общем, дела тогда стали скверными, и вот в 2939 году мы с отцом вместе с остальными гномами нашей деревни покинули негостеприимные горы и вернулись в Железные Холмы, где нас так давно ждала моя мать.

Ещё год мы прожили в своём старом доме. Отец уже почти полностью выздоровел. Он с тех пор постоянно ругался и проклинал гоблинов на чем свет стоит, как и ненавистного Смога. Не знаю зачем ему это понадобилось, но он однажды он собрал нас с матерью и сказал, что желает повидать Торина Дубощита, законного наследника трона Подгорного Королевства. А он, как известно, жил сейчас далеко на западе в Эред Луине, основав великолепные Чертоги Торина на южных отрогах гор. Было решено, что в Железных Холмах мы больше жить не будем и найдем новый дом в Синих Горах, потому, продав все лишнее имущество, а остальное погрузив в повозку, мы отправились далеко на запад.

Когда мы туда, наконец, добрались, была глубокая зима. Благо денег у нас тогда было достаточно и новое жилище мы нашли быстро. Я устроился на работу в копи, местами подрабатывая ковкой оружия. И никак не забывал продолжать упражняться с топором, прекрасно помня слова своего деда. Через год, Торин II Дубощит собрал отряд храбрецов, чтобы отвоевать захваченный драконом Эребор и отомстить за нанесенную обиду. Отец был несказанно рад этому событию и жалел лишь о том, что сам не может отправиться вместе с ним и надрать проклятому дракону задницу. Поход Торина увенчался успехом, хотя сам он, как мы знаем, погиб в легендарной Битве Пяти Воинств. Все праздновали возвращение утраченного и одновременно скорбели о гибели славных гномьих воинов и самого короля. Мы с отцом в последний раз решили вернуться в те края, дабы почтить погибших и отпраздновать знаменательное возвращение потерянного королевства и восхождение на трон Даина Железной Пяты, нынешнего Короля-под-Горой. Отец был в то время уже очень стар и вернуться в Синие Горы уже не мог. Потому он остался жить в отстроенном гномьем дворце и умер естественной смертью через 25 лет.

Я же вернулся в Эред Луин и жил там по сей день, занимаясь привычными мне делами. Ну, о проблемах с Крепкохватами, которые тут произошли недавно, рассказывать, наверное, не стоит – все и так знают эту историю. Ныне мне исполнилось вот уже 230 лет. Хех, и что интересно, несмотря на столь внушительный возраст, моя борода почему-то даже не думает седеть, уж не знаю в чем дело.

*Тут Свальнар засмеялся*

Ха! Да я ещё полон сил! А дел ведь тут, в Чертогах, хватает. Так почему бы мне не взять свой топор и как в старые добрые времена – задать жару мерзким тварям и с боевым кличем ринуться в схватку, да так чтобы земля содрогнулась! Ха-ха! Барук Кхазад!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Трогбар
сообщение 10.12.2010, 14:44
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник | 
Сообщение #55
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 8





 
 
Трогбар был рожден в семье потомственных кузнецов и с ранних лет начал постигать основы семейного ремесла. Оно давалось ему тяжело, но он был упорным и, в конце концов, у него начало что-то получаться. Правда, дух его стремился к другому. Он хотел стать доблестным воином и громить врагов во славу своего народа. Вопреки надеждам своего отца, Трогбар оборвал династию кузнецов и начал обучаться воинскому делу, что привело к большой ссоре с его семьей.
Прошло немало времени, и Трогбар стал умелым стражем чертогов. Он был одним из лучших ополченцев и любил этим хвастаться в местных тавернах, где и пристрастился к хорошей выпивки и не проводил без нее и дня. Там же и получил свое прозвище «Железная голова», за крепость к алкоголю и сой знаменитый удар.
Характер и мировоззрение сформировались довольно быстро. Его главными принципами были защищать тех кто в этом нуждается и никогда не отказывать в помощи. Чем некоторые и пользовались, но то были очень редкие случаи. Не забыл Трогбар и о своих навыках кузнеца: свои первые доспехи он выковал сам. Правда, они быстро сломались, так как его умение было не совершенным, но попытки он не бросил. В свободное от ополчения и трактиров время он практиковался в семейном ремесле, что помогло ему, хоть и не полностью, но наладить отношения с отцом.
Мирное время продлилось не долго. Прилтившись сокровищами гномов в Эрибор явился дракон Смог, впоследствии прозванный Золотым. Многие из гномов погибли, в том числе и отец Трогбара, который был кузнецом, но ни как не воином. Чудом выжавший Трогбар смог смог бежать из Эрибора по секретным тоннелям. Смерть отца еще долгое время терзала его, ведь он так и не сумел помириться с ним. Свое горе он заливал в тавернах Эред-Луина, где и нашел новый дом. Его мечта стать великим воином так бы и утонула в кружке пива, если бы не счастливое известие о том, что Смог был повержен и его род был отмщен. Но в Эрибор он так и не вернулся. После многих лет страж вновь взялся за свой топор. Впереди его ждала война.


My Signature
The king is come unto his hall
Under the Mountain dark and tall.
The Worm of Dread is slain and dead,
And ever so our foes shall fall!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Дассир
сообщение 6.2.2011, 12:41
Раса:Гном    |  Ремесло:Медник | 
Сообщение #56
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 7





 
 
Не знаю насколько гуманно посадить Воителя за письменный стол, мы не менестрели, и писать как они не умеем, но всё же я попробую, попрошу не судить строго.
По гномьим меркам гном я совсем молодый, родился всего лишь за 20 лет до того как Торин Дубощит отправился к Эребору.
С детства я занимался воинским ремеслом. Обучал меня Фавлин Сокрушающий Молот, великий мастер воинского дела, который прошёл множество схваток с гоблинами и орками. Гномом, нада признать, он был весьма своеобразным, он был угрюм, и большую часть времени не многословен, но стоило вывести его из душевного равновесия, как его уже было почти не реально остановить. Обучался у него, разумеется не только я один, многие желали стать его учениками, ибо был он лучшим инструктором в Чертогах Торина. Но многие кто у него тренировался считали его ненормальным и уходили, в основном всё было из за его стиля ведения тренировок( и в самом деле, какой толк стоять в прорубе в ледяной воде по часу в день?). Нада признатся что и у меня были мысли покинуть Фавлина, но лишь гордость заставляла меня держатся и не сломатся.
Но в один день моя линия судьбы сделала отчаянную загагулину. В тот день прибыл гонец из Эребора, и возвестил что Одинокая Гора избавлена от подлого дракона! Но ликование было испорчено ветью о гибели Торина и многих славных гномов.
Многие гномы услышав новости стали собиратся и что бы в как можно скорей покинуть Синие горы и уйти к Одинокой Горе. Не спал той ночью и я. Во бились сомнения и не желание оставлять свой дом, с желанием посмотреть мир и жаждой приключений. Утром я всё же решил поделится своими мыслями со своим наставником Фавлином. Старый вояка глянув на меня минуту задумался, было видно что ему очень жаль отпускать талантливого ученика, но его совет был очевиден.
Уже следующим утром я ,собрав свои не большие пожитки, примкнул к не маленькому отряду идущему к Эребору.
Должен признатся что город поразил меня и дел было много, нужны были и строители и воители, как я. Заняло это много лет, но о них писать ничего я не буду, ибо всё было обычно, и ничего особенного не происходило.
Год назад Подгорный Король Даин начал волноватся о Чертогах Торина, от них не было никаких вестей уже несколько лет. Что бы узнать не случилась ли с тамошними гномами, Крепкохватами, какой беды, был послан отряд под предводительством Двалина. Нужно ли упоминать , что я решил не упускать свой шанс повидать свой дом и отправился с ним.
Предательство Крепкохватов сильно разозлило меня, я не хотел что бы другие народы думали что все гномы настолько безумны, что готовы присягнуть на верность Ангмару(например эльфы вобще не видят разницы между гномами). Ещё я конечно понимал, что многие прекрасно знают, что мы, Долгоборды, никогда бы не встали на службу всякой нечисти.
Тем не менее, угроза надвигавшаяся со стороны Ангмара, заставила меня покинуть гномьи земли и пойти сражатся против него, За славу, За Средиземье, За Гномов!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Троггард
сообщение 12.2.2011, 10:39
Раса:Гном    |  Ремесло:Оружейник | 
Сообщение #57
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 7





 
 
Когда, на исходе дня, эльфы принесли к внешней сторожке обледеневшее тело, общее мнение было единым: этот - не жилец. Да и не понятно, кто такой, откуда, как оказался на дальнем перевале? Эльфы рассказали, что нашли его на груде иссечённых трупов орков, почти бездыханного, с зажатыми в сведённых судорогой кулаках рукоятями разбитых мечей.
"Жилец - не жилец, а полечить всё же надо, видать, неплохой боец"- постановили старейшины и определили неизвестного под заботу целителей. Видать, напряжение последнего боя и последующее пребывание на морозе сказались не лучшим образом,- кто он и откуда, незнакомец так и не смог вспомнить. Лишь по отделке одежды и специфическим оборотам речи можно было предположить, что этот гном прибыл от Одинокой Горы, хотя никто из там живших или побывавших не мог припомнить никого похожего. Единственное, что Троггард помнил, так это своё имя и то, с какой стороны нужно браться за меч и топор. Со временем лечение сказалось вполне благотворно, да и организм пребывающего в расцвете лет гнома оказался чудо как крепок, дело пошло на поправку. Только вот память не вернулась, да лицо, обезображенное оркским ятаганом, навсегда закрыла повязка.
Первым, кого Троггард увидел, открыв глаза после недель пребывания в бреду, был склонившийся над ним любознательный молодой менестрель, который принял весьма деятельное участие в попытках приоткрыть, хотя бы немного, прошлое воина. Звали менестреля Волынец, что, впрочем, оказалось намертво приросшим прозвищем. Так у Троггарда появился первый друг и боевой товарищ. После того, как Троггард достаточно окреп, Волынец предложил ему присоединиться к Братству Стали.
Сложное отношение у меня к народам Средиземья. Эльфы, хоть и кичатся безмерно своим якобы первородством, всё же заслужили великую благодарность пожизненную, ведь не бросили подыхать, вынесли с перевала. Люди? А что люди-то? Разные они бывают, каждого наперёд узнать надо получше, а там уж и смотреть, достойный человек, иль так, помёт крысы каменной... Полурослики? Дык не знаю их, почитай совсем, а с чужих слов судить не привык.
Не знаю... Не помню... Ничего не помню!.. Как же гнетёт это. Некоторые из новых знакомцев ТАК посматривают... Ну нет у меня в голове ничего! Память тела только и осталась. Память тела и память на теле... Шрамами различными не удивишь никого, а вот РИСУНКИ... Похоже, здесь они не в ходу, у меня ж их три. За ухом правым Троггард написано, имечко моё то есть, на спине- сокол пламенеющий и надпись Рарог, Волынец посчитал, что это родовое имя, на плече правом- топор и меч перекрещены, вроде как воителя знак. Может, так оно всё и есть, НЕ ПОМНЮ!!!!
Приходил тут давеча под вечер караван из земель дальних, чуть ли не от Вод Пробуждения. Так один человек, что назвался Веселином из народа дорвагов, как увидел меня, так кланяться начал, залопотал что-то на языке непонятном, заулыбался, обрадовался, будто родича увидел. А я стою, как тролль под солнышком окаменевший, только глазами лупаю... Да, нехорошо опять вышло, погрустнел Веселин, отошёл от стоянки, присел на скале, голову повесив. А наутро, когда мы с Волынцем расспросить его собрались, нашли только следы кровавые. Медведь горный приходил, напал на человека и растерзал... Так вот и не удалось, в очередной раз, ничего о моём прошлом узнать, только загадок добавилось. Люди, что с караваном шли, рассказали, что народ дорвагов живёт в лесах на востоке, ни с кем особо не общается, никому не подчиняется. Ходили истерлинги к ним за данью, да только мало кто вернулся, из сотни двое-трое.
Порешили мы с Волынцем, что нечего голову ломать, надо жить да воевать, а там, глядишь, и узнаю я о себе хоть что-нибудь, спокойнее на душе станет.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Браник
сообщение 20.3.2011, 13:02
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник |  Навыки:4/6 4/6 4/6
Сообщение #58
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 6





 
 
-Браник, еще два топора и ужинать,- Дофмур крикнул через плечо в сторону задней стены кузницы своему подмастерью. Ученик занятый на помощи по мастерской вот уже который месяц неотходил от точильного камня, делая перерывы на поесть и поспать.
Вечером на улице всегда прохладно, горы как никак, а после кузни, ее духоты и жара, вообще может показаться что кто-то пытается в легкие затолкать ну оченьнь холодный лед. Хотя лед всегда холодный... Браник у Дофмура в кузнене только помогал, но еще и вел хозяйство - прибирался после рабочего дня, подметал полы, раскладывал инструмент, да и вообще его можно было назвать порядочным гномом, если бы не дно НО!
Каждый вечер пара кузнец и его подмастерье спускались в таверну у предгорья чтобы поужинать, во всяком случае мастер Домфур шел туда именно за этим.
Все всегда происходило по одному сценарию: когда уже первые посетители начинали расходиться, а музыканты давали себе и слушителям отдых приходили кузнецы. В округе было три кузницы и кузница Домфура была дальше(если быть точнее выше) остальных. Первыми приходили братья Голи, Нори и Боли. Затем подтягивались, с шутками и перепалками отец Неут и его сыновья Асм и Ропуф. И только через две смены пива на столе приходили старый Домфур с подмастерьем.
-О! Опять страрик есле ноги волочет,- смеялся Асм, тыкая толстым пальцем всторону мастера-кузнеца.
-Не тычь пальцем, это не вежливо,- в пятисотый раз учил сына Неут.
-Зато молотом владеет лучше чем некоторые головой,- Браник всегда был за учителя.
-И руки у него просто волшебные.- с такими словами обычно начинались приветственные слова гномов сидевших за отдельным столом, чтобы другим не мешать и как бы показывая свое нужное и нелегкое место в обществе.
В тот вечер в таверне застигнутой непогодой появились вооруженные гномы. Хозяин таверны накрыл нехитрый стол для путников в углу зала, гости были довольны и местом в общей зале и явствами подаваемыми на стол. Об этом говорили смех и песни из угла , где расположились путники.

Вольно или нет но песни и и голоса достигали ушей кузнецов принимавших пищу как всегда за одним и тем же столом. Братья-кузнецы были заняты разговорами о грядущем лете и планами по поездке а Бри. Неут спокойно пили пиво и разговаривали на темы известные всем пожилым - мол золото раньше было без примесей, горы были выше, а некоторые гномы уважали старших и во всем их слушались, то есть просто по доброму ворчали.
А вот братья Асм и Ропуф во все глаза и уши следили за гномами из дальних земель. Да и Браник, хотя и сидел к гномам-путникам спиной, все время то оборачивался в сторону углового стола, то откидывался на скамье прижимаясь спиной к опорной колонне делая вид что дает спине отдохнуть, а сам тем временем внимательно ловил каждое слово из-за соседнего стола.

-Что то не нравится мне мой топор,- ворчал один из гномв-путников глядя на свой двуручный топор, который стоял у стены рядом с хозяином, - будто лезвие шатается на рукояти.
- А что ты хочешь?- отвечал ему сосед по скамье, - твоему опору сколько лет? Вот тото! А сейчас нормальных кузнецов и нет на свете. Только лошадей и могут подковывать. Тьфу.- плюнув себе под ноги гном приложился к пиву сделав добротный глоток.
Браник встал из-за стола и подошел к гостям из далека. "Уважаемый, вам посчастливилось находиться в местности славной своими кузнецами, притом что все они сидят за соседним столом. И среди них есть один мастер, который не только может починить ваш топор, но и способен сделать если не близнеца ему, то лучше."- Браник стоял перед гостями уперев руки в бока.

-Я не ослышался?!- "плевун" обернулся и уперся тяжелым взглядом в ученика кузнеца, - Какой то малолетний гном меня перебил? Тебе сколько лет сопляк, сто? стопятьдесят? Да знаешь ли ты, кого ты перебил? Ты перебил самого Дартула.
-Если я чем-то обидел почтенного гнома то прошу меня ивинить,- Браник прижал правую руку к груди и склонил голову, - а за сопляка...
С этими словами кулак подмастерья кузнеца влетел прямо в челюсть гному-воителю. Неожидавший подвоха Дартул, задев товарищей, скатился кубарем со скамьи.
Гномы-путники мигом и притом молча встали и принялись снимать с себя ремни на которых висели топоры и мечи. Некоторые гномы из числа путешествинников улыбаясь стали разминать суставы, причем делали это с улыбками. Вот тут Браник и понял что подписал себе как минимум сломанные ребра и выбитую добрую половину зубов. Но отступать было некуда, ему 198 летнему только что, пренебрежительно, даже с издевкой кинули вызов непринять который славный гном не смог.
А из под стола уде вставал улыбаясь, и от этого становившийся еще грознее, гном-воитель.
-Ну что?! По-моему кто-то не понял куда он ввязался? - сплюнув кровь Дартул стал закатывать рукова,-Что скажете братья?
-Да, проучить его надо! - почти в один голос заговорил гномы.
Тем временем старый Дофмур перекинул ногу через скамью, чтобы лучше посмотреть на происходящее в центре зала."Не торопись." - придержал мастер своего коллегу Неута,- "малыш не так прост как кажется, хотя сегодня ему будет больно!"
-А я считаю что наглеца надо побрить! Так сказать чтоб впредь неповадно было хамить!
-Тихо, тихо, Виндальв, - Дартул поднял левую руку вверх, - парень не так сильно повинился для таких мер! Он же меня ударил, а не оскорбил мой топор! Так что достаточно будет его избить до полусмерти и станется с него...
По следующим действиям можно было сказать только одно. Ученик кузнеца попытался остановить лавину, не меньше! Такой град ударов простого гнома просто бы размазал по стене, да что там, и тролля бы пришлось уносить в платочке. Но случилось невероятное. Мало того что наглец не умер на месте, так он еще и умудрился произвести второй удар в челюсть Дартулу. И если до этого удара удары гнома-воителя могли снести небольшую скалу, хотя и бил он в треть своей силы, то после повторного оскорбления своей челюсти воитель пришел в ярость и стал бить в полную силу.
Вот тут то и пришел конец ученику кузнеца. Удар! Два зуба летят в угол комнаты. Удар! И глаз застилает кровь. Удар! Гном-кузнец отлетает в стену таверны как мешок с картошкой. Все. Противник повержен.
-Жалко паренька,- Неут сделал знак сыновьям не лезьть, - он его точно убил.
-Мда, переборщил ты, Дартул, переборщил. - недавно желавший врагу самого лютого наказания Виндальв стал корить побратима за излишнюю силу.
-Да ты же знаешь меня, брат. Меня только тронь кулаком взрываюсь похлеще гоблинской черной смолы! А праня действительно жалко, аж три моих удара в полную силу выдержал, - победителю стало не по себе от итога драки.
-А вы зря меня хороните, - так прозвучала бы фраза если бы не выбитые зубы и кровь во рту у Браника.
-Ого! А этот гном мне нравится! - Винддальв заулыбался и хлопнув брата воителя по плечу пошел посмотреть на недавнего "мертвеца".
-Жить будет, - сказал старый Дофмур и вернулся к своему пиву, показав гостям таверны спину и полное безразличие к дальнейшему.
-Как тебя звать, гном? - Дартул протянул, все еще лежавшему у стены, Бранику руку, - первый раз вижу чтоб после моих ударов кто-то мог дышать.
Тебе бы щит, да умения, и, честное слово, я не побрезговал бы с тобой и на морийских уруков пойти.
-Правда? - Браник принял руку помощи, но резкая боль в груди заставила охнуть упасть на одно колено.
-Смотри ж ты, еще живой пока, - улыбались гномы-путники.
-Он что каменный? - неверили в произошедшее Асм с Ропуфом.
-Да он просто везучий, - обсуждали драку братья кузнецы Голи, Нори и Боли.
-Сядь с нами, поговорим, - Дартул похлопал по скамье рядом с собой, - что ты тут делаешь?
-У кузнеца, славного Дофмура в учениках. - простонал держась за ребра Браник.- Лет двадцать назад взял он меня к себе в кузню.
-А родня откуда?
-Не знаю. Мать не помню, маленький был. Отца похоронил тридцать весен назад.
-Гоблины?
-Нет. Обвал в шахте. Выводок когтероев опорные балки подточил. Я ведь только и спел песнь смерти у входа в шахту. А тела так и не видел. Завалило основательно.
-А где это было? Может я слышал.
-А недалеко от Врат Торина. Рудники Серебрянной Бездны. Слышали?
-Да. Несладко там гномам пришлось. А надолго ты тут осел? А то давай к нам.
-Куда это к вам?
-Братство Стали. Слышал?
-Нет.
-Странно, - Дартул отхлебнул пива, видно было что он чем то заинтересовался, но покамест молчал. - славные гномы Братства Стали много подвигов совершили, а ты не слышал. Ну да ладно. Смотрю непогода закончилась. Нам с друзьями пора в дорогу. Если надумаешь искать славы, найди меня или кого-нибудь из Братства Стали и может быть тебя примут, а там и до доблестных подвигов недалеко.
-Я подумаю,- все еще стонал от боли Браник, но в глазах уже сверкали непонятные искорки, - ведь честь гнома в подвигах и славе, не так ли?
-А вот это ты верно сказал!
И гномы стали собираться в дорогу. И остальные гости таврны стали расходиться по домам, даже старый Дофмур пошел домой не оставив как всегда на чай ни пенни. Только битый гном сидел на лавке где еще недавно сидели и пили гномы у которых впереди дорога к славе, а позади столько подвигов, что всем менестрелям "Гарцующего пони" и "Забытой таверны" слагать повести лет сто не меньше. Да и то это получлось бы краткое содержание, а не полноценные рассказы.
И Браник в тот момент решил для себя, что хочет именно такой жизни. Но осталась связь еще со старой, с кузнецом Дофмуром, со стпрой кузнец на северном склоне горы. И шатаясь и корчась от боли Браник все же направился домой. Точнее в кузню, ведь это и был их с Дофмуром дом.
-Учитель, я ухожу, - зная о бессноице старого кузнеца Браник не стал церемониться, а сразу переел к разговору.
-Угу, - Дофмур уже лежал под медвежьей шкурой на своем топчане возле печи.
-Прости, учитель, но не буду я всю жизнь подмастерьем.
-А ты давно уже не подмастерье, если ты не заметил я уже давно доверял тебя самую тонкую работу и самые ответственные заказы. И держать тебя не намерен. Мне вон в ученики очередь уже. Ты свободен, Браник. Только не уходи до утра, я спать хочу, а мне еще кое-что надо тебе сказать.
До утра уже не ученик кузнеца не спал. Собрав свой нехитрый скарб в заплечный мешок, Браник сидел на табуретке и точил вручную свой топор. Занятие не столь для придания лезвию остроты, сколь для приведения мыслей в порядок. Ведь всем известно, что гномьи топоры остры всегда, даже когда гном несколько лет не берется за свой топор то таким топором можно тончайший лисий волос на лету прерубить по полам.
-Все таки уходишь. - не столько спрашивая сколько констатируя факт сказал Дофмур утром, когда проснулся.
-Да. Пойду в Бри. Там найду кого-нибудь из Братства.
-Ну да, ну да. На вот тебе немного денег в дорогу. И подбери что-нибудь себе из доспехов, только не очень наглей.
-Спасибо, учитель. Но я на легке пойду. Вчто мненужно делами своими заработаю.
-Ага, - старый мастер стал раздувать угли в горне, стало понятно что остальное его мало волнует.
"Ну вот и все." - подумал Браник глядя на шарокую спину учителя.
-Спасибо, тебе за все, - с этими словами новоиспеченный искатель приключений вышел за порог кузницы...

В даль уходит дорога.
Чужие края сулит.
Шагать легко.


Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Форгеин
сообщение 30.3.2011, 0:23
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник |  Навыки:6/6 6/6 6/5
Сообщение #59
  


Стажер


Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 21





 
 
А что, путник, послушай и мою историю. Добрый эль располагает к долгим беседам у камина в тепле и уюте дома или трактира, но и здесь, у костра на обочине тракта, за такими беседами время ночного ненастья пролетает незаметно.
Зовут меня Форгеин, сын Фергоина. Отец ювелиром был. Блеск самоцветов, сияние золота – воспоминания из детства. А еще – тяжелый труд отца, долгие часы огранки алмазов, жар от печи, разогревающей тигли. Сокровища, дарованные нам Ауле, скрытые в глубинах Гундабада, не так просто добыть, но и превратить их в произведения искусства тоже нелегко. Не помню когда, но именно тогда, в детстве, решил я, что это дело не по мне. Молот наших подгорных кузниц звучал в такт ударам сердца. Превращение куска железа…
Кхм, что-то я увлекся. Наполни-ка кружку. Да, так вот. Попал я подмастерьем к одному кузнецу, Строри его звали. Надо отметить – отличный мастер был, только элем чересчур увлекался. Сам он часто бывал в Эреборе. Наслушавшись его историй про великолепие чертогов Трайна, решил и я собственными глазами на них посмотреть. И отправился как-то с ним, не спросив отцовского позволения. Тогда и довелось мне свою секиру в первый раз опробовать. Путь к Одинокой горе оказался нелегким. Довелось столкнуться с гоблинами числом около дюжины. А нас-то только четверо было. Но, надо сказать, смелостью они не отличались. Я (молодой и неопытный) изрубил одного, да еще одному руку обухом перешиб. Потеряв пятерых, бежали они без оглядки. За тот бой и выпить не грех!
С тех пор не раз доводилось мне секиру в ход пускать. Ты не смотри, что я на тракте один. Себя в обиду не дам. За свою жизнь, за честь предков, за свое добро не одному десятку гоблинов, людей нечестных пришлось кровь пустить. А как-то встретили мы в отрогах Серых гор тролля, который невесть за чем туда забрел, так мы его… Впрочем, снова я отвлекаюсь.
Полюбил я странствия, много где побывал, да много чему научился. Ведь в нашем кузнечном ремесле секретов много, выведать все их невозможно даже за долгую гномскую жизнь. Да вот беда – время совсем неспокойное стало. Грядет война, мы все должны на защиту Гундабада стать. Вот и направляюсь я в Серые горы примкнуть к рядам защитников рода Дьюрина. Лишняя секира ведь точно не помешает. А уж моя-то много врагов повидала. Выжить в пустынных землях нелегко.
Впрочем, заговорился я. А завтра путь длинный и нелегкий. Пора и честь знать.
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 
Муротдин
сообщение 6.4.2011, 21:38
Раса:Гном    |  Ремесло:Бронник | 
Сообщение #60
  


Ученик
*

Группа: Жители Чертогов
Сообщений: 82





 
 
Муротдин Хаконсон. Прозвище Рутберн (Рыжий Медведь)
Родина: Эребор - Одинокая Гора
Отец: Хакон (Высокий Потомок) Вульфсон. Правнук Аустри (Восточный) Бронзовобородого одного из последователей Траина I, сына Наина. Гнома покинувшего Морию и решившего основать одноименное с горой поселение гномов.

История: Гора выбранная Траином I под новое поселение гномов оказалась "золотой жилой". Несметные богатства открылись новым покорителям недр. Увеличивая территорию Чертогов, гномы Эребора "богатели на глазах". Конечно это не шло ни в какое сравнение с богатствами Мории, но отшельникам потерявшим Дом такое и не снилось. Более семиста лет безбедного существования и развития племени. Укрепления Новой Твердыни. Многие гномы уверовав в свою неприкосновенность (вокруг были бескрайние степи) забросили латы и клинки и углубились в повседневные дела. Но "лиха беда-начало". Смауг Золотой, Сын Моргота, прослышав о богатствах Эребора, внезапно напал на королевство гномов. Трору, его сыну Траину II и внуку Торину и некоторым гномам-счастливчикам удалось спастись.
Прошло несколько веков. Пал Смауг Злотой от Черной стрелы Барда Лучника. Случилась Битва Пяти Воинств, ставшая причиной человеческой жадности. Но ничто не помешало гномам Эребора вернуться в свою (теперь уже исконную) Твердыню.
Прошли годы. Тьма накрыла Средиземье. Черный Властелин готов поработить все рассы полчищами гоблинов, троллей и орков. В Белом Совете магов раскол.
С этих времен и начинает повествование своей истории Муротдин Рутберн Хаконсон. Страж, кузнец и просто веселый и добродушный гном из Эребора засидевшегося дома и отправившегося на запад к родственным племенам из Чертогов Торина за приключениями.

* * *
В таверне стоял шум от множества пьяных глоток. Между столов сновала разносчица, а у одного из столов сидел широкий рыжебородый гном. В одной руке он держал явно подгорелый окорок, а в другой руке огромную, более напоминающую ведро, кружкой и яро жестикулируя что-то рассказывал столпившемся вокруг стола :
- Вот так оно и было - грохнув пустой кружкой об стол сказал подвыпивший гном.
- Ну а ты что? - округлив глаза спросил один из слушателей.
- я?! ик. Я ему в рыло - в рыло! - говоря это гном пару раз стукнул окороком в столешницу и толпа благоразумно отстранилась, дабы не быть случайно зашибленной...
После чего взглянул прищуренным глазом внутрь тары и громогласно заявил: "А почему это у меня пустая кружка?! Я не могу рассказывать не промочим горло!" - кто-то из благодарных слушателей налил эля и гном благодарно крякнув опустошил кружку в несколько глотков.
..."Ну а родился я в соседнем городишке... мда... Почему не в горе спросишь ты?" - Муротдин перевел взгляд на одного из слушателей и ткнул подгорелым окороком ему в грудь, - "... вооо... да потому, что рожден был уже в изгнании. А иначе я этому Сма...ик...гу враз хвост в бараний рог скрутил бы, да зенки на сувениры пустил! Подумаешь огнедышащий! Неча всяким ящерицам по нашим Чертогам ползать!".
"Папаня мой был знатным кузнецом. И мне спуску не давал. Как из пеленок вырос, да ходить научился - враз к делу приспособил. Дааа.... Бытя такой... ик..." - Рутберн вздохнул и улыбнулся что-то припоминая и как бы невзначай сграбастал кружку одного из зевак, и пока тот ничего не сообразил, быстренько её опорожнил.
"Сызмальства я ему в кузне помогал. Вначале конечно приходилось и пол подмести и мехами поработать. Получал как другие ученики - бывало кнут, а бывало и пряник... дааа... Но потом ничего, подрос, окреп... Стал старшим помощником кузнеца. Вот так-то!" - гном закатил глаза и явно что-то вспоминал улыбаясь в бороду. - "Но то дела минувших дней. Пришлось прервать обучение кузнечному ремеслу. На Средиземье пришла Тьма. Всякая пакость повылазила из глубоких норм. Каждый гном уважающий себя, пошел отстаивать свой Дом. А я что, дитя малое?!" - Муротдин с подозрением глянул на слушателей буд-то бы подозревая их в явном неуважении к его бороде. - "Я тоже взял топор, щит и отправился в путь к собратьями из Чертогов Торина. Поговаривали там попахивало Злом, что сулило знатной заварухой. А заваруха это - наверняка знатная драка... Вот так я и оказался здесь". - Муротдин Рутберн Хаконсон глянул на свою пустую кружку и шандарахнув окороком об стол возмутился:
"Балрог меня побери! Да кто же из вас оглоедов постоянно выпивает мой эль?! Трактирщик, я требую наполнить мне кружку! ...и это...друзьям моим тоже налей, естественно за мой счет."...
"А вот я вам расскажу еще одну историю. Как мы с Торри Мокрые Штаны рыбу удили!"... - и рыжий гном углубился в своё повествование...


My Signature
Волчий корень будь мне покорен
Волчье лыко моя улыбка
Мати-Волчица будь мне заступница!
Go to the top of the page
 
+Цитировать сообщение
 

6 страниц V  < 1 2 3 4 5 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему


1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0






Moderation Panel
 


 
Текстовая версия Сейчас: 24.6.2017, 1:18